На смерть Кобзона

 

          Осанна ! Ликуй ! Радуйся ! Свершилось !

       Загнулся наконец главный кремлевский скоморох, аля-певец, типа-депутат, некто Кобзон, бессменный развлекатель всех российских вождей, начиная с Брежнева. Сам похожий на двигающуюся жирную мумию, Кобзон умел не только спеть, но и любому придурковатому, пристарелому, едва шамкающему генсеку вылизать нужное место. С этим умением он пригодился при всех дворах, как и при дворе Путина. И все лизал и лизал… Ему и платить не надо было – дайте только лизнуть.

Есть таки бог на свете. Прибрал этого не то поющего, не то гавкающего путинского мопса. Туда и дорога. Одной мерзкой гадиной стало на свете меньше. Жаль, что раньше боженька его к себе в чертоги ясные не призвал. Спел бы ему там что-нибудь, глядишь и понравилось бы Предвечному. Но нет, видимо блеяние этого кремлевского лизоблюда и там не очень высоко ценилось.

С лицом глупого мопса, сей «деятель кремлевского искусства» явно зажился на свете. А этот его бессменный «имидж» ! Паричок один чего стоил ! Интересно, что во всех американских фильмах носитель такого паричка всегда по определению является сволочью и подлецом. Хорошим человеком такой персонаж быть не может. Кобзон отрабатывал это амплуа в реальной жизни. Пел про любовь к родине, а сам якшался с бандитами и мафиозниками, принимал участие в их грязных и кровавых делишках, за что и получил пожизненный запрет на въезд в США.

Шли годы, слагаясь в десятилетия. В мировой музыке сменились целые эпохи, сложились новые стили, им на смену пришли другие, зажигались и гасли звезды поп и рок-музыки, а Кобзон все продолжал мусолить про «секунды свысока», пожалуй, и сам себя отождествляя со Штирлицем. У него была миссия – олицетворять собою советское искусство. Бездарное, надо сказать искусство. Псевдо-искусство, суррогат для советского пипла, дешевая подделка для невзыскательных масс «совка», наподобие «вареной» колбасы вместо стейка с кровью. Союз умер, а Кобзон все пел, и пел, и пел. И неплохо на этом имел.

И вот теперь это место главного придворного скомороха свободно. Впрочем, пожалуй, не надолго. Уже в очередь выстроились все эти Лещенки с Маршалами. Только вот незадача – нынешний их «главный», кремлевский царь, не особо чуток к искусству. Глух на ухо. И душою тоже. Он больше считать предпочитает. Денежки свои. А с музыкой всей этой у него не очень. Помнится, решил как-то раз спеть, изобразить, значит, из себя просвещенного монарха. “Blueberry Hill” Армстронга слабал перед будущими врагами – Клинтоншей с Обамкой. Так лучше бы он этого не делал, сидел бы молча в партере и продолжал считать. Просто скулы свело. Хорошо в зале собак не было, одни люди, - выть бы начали непременно. Это, видно, еще тогда русский фараон задумал извести своих врагов – своим, с позволения сказать, пением. Это была натуральная акустическая атака на потенциальных врагов. Эти его подвывания из того же разряда самовыражопывания, про которое в украинском народе говорят, что при его прослушивании у баб в грудях молоко скисает. Так что претендентам на лавры Кобзона не позавидуешь.

Под стать верховному был и его верноподданный Кобзон – во времена, когда РФ притворялась цивилизованным обществом, этот двуногий человекоподобный мопс, выучившийся ходить перед хозяевами на двух ногах и даже петь, изображал из себя… Кого бы вы думали ? Фрэнка Синатру – ни много ни мало ! Умереть не встать. Кобзон – Синатра ! Мама дорогая, как говорят у нас в Одессе. Это же надо было иметь столько наглости и самообожания ! Напялить синатровскую шляпу на мерзкий паричок, скрывающий лысину от уха до уха, и спеть “My Way” – и старому дрессированному еврейскому мопсу показалось, что и он ничем не хуже самого Синатры. И мы могем ! Шариков тоже, как известно, играл на балалайке и пел куплеты про буржуев.

         Помнится, в молодости у нас была такая игра – мы спрашивали друг друга, кого бы ты убил, если бы тебе за это ничего не было ? Один говорил – Гитлера, другой – Чарли Мэнсона… Я же всегда, не задумываясь, отвечал – Кобзона. Я ненавидел его всегда, сколько себя помню. Для меня он всегда был олицетворением всего самого мерзкого и отвратительного в жизни и искусстве. Точнее, никакого отношения Кобзон к искусству никогда не имел. Он – представитель советского кича. Его песнопения – тот же соцарт, только в звуковом варианте.

         Короче говоря, вместо «упокойся с миром» Кобзон достоин плевка на свою могилу, и более ничего. Даже этого поста он недостоин. Интересно, его в гроб в этом самом паричке положат, или все же лысым, без него ? Ставлю сто долларов на то, что в паричке – Кобзон пред светлы очи Всевышнего должен ведь предстать в своем лучшем сценическом образе !

Истлевай поскорее, сволочь вместе с паричком – вот и все, что хочется сказать ему вслед. Дожидайся своего последнего хозяина, не так долго, может, осталось, встретитесь, слабаете там про «секунды свысока» вместе – времени на спевку, секунд этих самых, у вас там будет достаточно. А боженька как-нибудь уж заткнет себе уши на время вашего перформанса.

Только вот про “My Way” на тот самый “Blueberry Hill” не надо, пожалуйста, очень прошу. И это моя единственная к вам двоим, убогим, просьба. А то ведь и у Всевышнего можеть лопнуть терпение, и он возьмет да и выключит свет всем остальным – вот и будет нам полный “End of the Light”.