Золотая жила Л.Страусса

 

СССР был страной, державшийся не на трех, а двух китах – грубой брутальной силе и пропаганде. Когда сила вдруг стала ослабевать, пропаганда все еще пыталась отдалить неминуемый крах империи. Предлагаем вам, уважаемые читатели, образчик пропаганды позднесоветского периода – статью «Золотая жила Л.Страусса» за авторством некоего Ю.Малова, размещенную в довольно передовом, прогрессивном и либеральном – по советским меркам – журнале «Новое время». В стране, не способной ни накормить, ни одеть-обуть собственный народ, даже обычный предмет одежды, всем в мире привычные джинсы, становились поводом для критики «общества наживы». Сейчас, десятилетия спустя, все это кажется смешным и нелепым. Упомянутые в материале как «беднейшие страны мира» Тайвань, Сингапур и Южная Корея давно превратились в стремительно экономически развивающихся «азиатских тигров» и мировые финансовые центры, СССР развалился, да вообще много чего в мире произошло, а путинская РФ, не сумев вписаться в новый миропорядок, опять запустила пропагандистскую машину и пытается поигрывать обдрябшими старческими военными мышцами. Впрочем, шить приличные джинсы Россия так и не научилась до сих пор. У них как-то лучше получается одежда цвета хаки и обувь типа армейских сапог.

 

Ю.Малов

Сан-Франциско – один из немногих городов США, имеющих свой собственный, только ему присущий облик и колорит. В отличие от большинства других, он он не раскроен крест-накрест уличной сеткой стрит и авеню, а живописно раскинулся на холмистой территории, омываемый и продуваемый с трех сторон водами и ветрами Тихого океана.

Как здесб утверждают, этот город никогда не был деревней, а сразу, за одну ночь, родился из скопища палаток, хижин, фургонов, лошадей и собак. Своим появлением на светСан-Франциско обязан „золотой лихорадке”, разразившейся в этих краях в середине прошлого века. Десятки тысяч людей в поисках счастья ринулись сюда со всех концов Америки и из многих стран мира. Повезло, как известно, единицам, среди которых оказался выходец из Баварии – Леви Страусс.

В отличие от других искателей золота этот предусмотрительный молодой человек действовал, так сказать, с подстраховкой. В случае неудачной погони за золотым миражем он рассчитывал на несколько рулонов ткани «деним», которые прихватил с собой из Германии. Материя наверняка сгодилась бы для палаток и обтяжки фургонов.

Спрос на «деним» действительно был так велик, что в 1850 году Страусс открывает в Сан-Франциско собственную фирму по пошиву из него… сверхпрочных брюк. И одновременно меняет на американский лад имя, которое с тех пор звучит как «Ливай» и украшает фасад штаб-квартиры фирмы на Бэттери-стрит, в центре деловой части Сан-Франциско.

В наши дни трудно назвать более популярный предмет одежды, чем джинсы, или, как их еще нызывают, «голубые джинсы» - трубчатые, бесскладчатые брюки из плотной хлопчатобумажной ткани «деним». Кто только сегодня их не носит: худые и полные, мужчины и женщины, юноши и старики. Их популярность объясняетсяуниверсальностью в употреблении, простотой в уходе, прочностью и, конечно же, вездесущей модой.

Компанию «Ливай Страусс» из Сан-Франциско многие считают создателем этой ткани и основных моделей одежды из нее. Но это не совсем так. Еще в средние века технология изготовления ткани типа «деним» была разработана в древнейшем центре текстильной промышленности Франции – городе Ним. Достоверно установлено, что четыре с половиной столетия назад английские купцы регулярно приобретали эту материю приобретали эту материю и везли ее на Британские острова, где она пользовалась всеобщей известностью как ткань «Серж де Ним». Со временем это название превратилось просто в «деним» - как этот материал именуется и сегодня.

Слово «джинсы» тоже перебралось в Америку из-за океана. «Джинес» - по-французски Генуя. Моряки этого итальянского города, которые нередко посещали порты Фрвнции, как правило носили голубые холщовые робы. Позднее, претерпев изменения. Это слово стало обозначать просто голубые рабочие брюки из прочной ткани.

Путь в «высшее общество»

«Ливай Страусс» добилась в США определенного коммерческого успеха. Его продукция, главным образом одежда из ткани «деним» пользовалась устойчивым, хотя и ограниченным спросом: в основном в среде рабочей, сельской и студенческой молодежи, преимущественно на западе Соединенных Штатов. Подлинный бум для компании начался сравнительно недавно, в середине 60-х годов.

Каждый год в мае американский журнал «Форчун» - признанный рупор деловых кругов страны – публикует список пятисот крупнейших корпораций. Перечень «рулевых» американского бизнеса из года в год возглавляется такими гигантами бизнеса, как «Дженерал моторс», «Экссон», «Стандард Ойл», «Форд», «Ай-Би-Эм». С десяток лет тому назад в этом списке впервые появилась компания «Ливай Страусс». В 1974 году она поднялась до середины списка, а в 1976 году уже вошла в число двухсот крупнейших фирм, оставив позади пользующиеся немалой известностью самолетостроительный концерн «Грумман», компанию по производству электронной и вычислительной техники «Хьюлетт-Паккард», производителя радио- и телеоборудования «Зенит» и множество других.

С середины 70-х годов «Страусс» реализует продукции более чем на миллиард долларов в год; на предприятиях к тому времени работало около 30 тысяч человек. Ныне фирма ежегодно изготавливает свыше 100 миллионов пар брюк, примерно четвертую часть которых составляют голубые джинсы. Оранжевый ярлычок, вшитый по вертикали в их правый задний карман, удостоверяет, что они сделаны именно «Страуссом».

Впрочем, вопрос «кто делал» требует уточнения. Ведь «джинсовая фирма» - типичная транснациональная корпорация, имеющая в 12 странах свои предприятия, а отделения по сбыту продукции – в 25 государствах. Она старается открыть новые филиалы в странах с дешевой рабочей силой: в Южной Корее, Гонконге, Сигапуре, на Тайване, кое-где в Латинской Америке. И потому под сан-францисской маркой ныне все чаще скрывается упрятываемая куда-нибудь подальше от глаз покупателя крохотная надпись «Made in Taiwan».

А во главе «материнской» компании стоят представители четвертого поколения прямых потомков того самого предприимчивого Леви Страусса, хотя с 1971 года фирма называет себя «акционерной».

В руках семьи осталось достаточное количество акций, чтобы полностью контролировать ее деятельность. Наследники же основателя «брючной династии» управляют фирмой как президенты совета директоров, получая за это щедрое вознаграждение наряду с дивидендами от своего собственного пакета акций.

Анатомия успеха.

Вспомните Америку 60-х годов – периода резкого обострения социально-экономических противоречий: студенческие волнения, демонстрации протеста против войны во Вьетнаме, солдаты с карабинами наперевес, защищающие Белый дом от борцов против несправедливого социального устройства общества, против царящей в стране расовой дискриминации…

Этот период был также характерен открытым отказом части молодежи от участия в жизни общества, уходом «в себя», в наркотики, в религию. Молодые люди отчаянно искали пути отрыва от окружающей их действительности, стремились создать свой автономный микромир, свою контркультуру.

Подоплека социального протеста, бесспорно, присутствовала в этих двух различных формах проявления общественного возмущения, охватившего США в тот период. На волне социального взрыва вытертые и мятые джинсовые брюки – эта своеобразная униформа трудящейся и студенческой молодежи Америки – через экраны кинематографа и телевизора вместе с протестующими молодыми людьми ворвались практически в каждую американскую семью.

Ведь сами по себе застиранные голубые брюки с заплатами, до того, как они превратились в предмет моды, выглядели подчеркнуто вызывающе на фоне отглаженных костюмов , свежих рубашек и элегантных галстуков представителей «истеблишмента». В какой-то момент став атрибутом протеста против пороков капиталистического общества, они, однако, очень быстро были подхвачены дельцами, преобразованы в объект очередной моды.

Спрос на застиранные джинсы резко увеличился. Казалось бы, это ставило предпринимателей в тупик. Но не тут-то было. «Страусс» отреагировала очень быстро: из ее цехов стали выходить брюки, которые, будучи новыми, имели потертый вид.

Рефлекс «принудительного потребления»

Как установлено специалистами, в сознании среднего американца есть специфическая особенность -- выработанный годами рекламного воздействия рефлекс «принудительного потребления. По нему человек приобретает не то, что нужно, а то, что диктует мода, - чтобы все было не хуже, чем «у Джонсов», то есть у соседей. Естественное следствие такого рефлекса не ставить под сомнение диктуемые дельцами цены на модные вещи.

Учитывая такой склад потребительского мышления, а также благогприятные объективные условия, сложившиеся на рынке джинсовых брюк, компания «Л.Страусс» действовала весьма активно. Она приступила к массовому производству из «джинсовых» тканей не только брюк, но и жилеток, пиджаков, юбок, платьев, шляп, шортов, пальто, даже купальных костюмов. Только в США «Л.Страусс» создала собственную сбытовую сеть из 25 тысяч оптовых торговых баз, с которых ее продукция поступает в розничные магазины. Располагая такой сетью, можно спокойно диктовать американцу единообразно высокую цену на товар в практически любой точке страны, чем компания и занялась совершенно беззастенчиво.

Все эти обстоятельства, вместе взятые, позволили «Л.Страусс» в начале 70-х годов значительно увеличить объем своих оборотов и резко оторваться от ближайших конкурентов – фирм «Блю Белл» (джинсы «Рэнглер») и «Эйч Ди Ли» (джинсы «Ли»). Кстати, эти фирмы, чья продукция мало чем отличается от изделий «Л.Страусс», проигрывают ей в одном: обе они представляют собой отделения корпораций, основные интересы которых лежат далеко от производства готового платья. Понятно, что изготовление джинсов носит для них побочный характер, привлекает меньше внимания и приносит соответственно меньше успехов.

Заняв монопольное положение, «Л.Страусс» встала на закономерный путь увеличения доходов, диктуемый самой логикой капиталистического общества – взвинчивания цен.Это вызвало в последние годы даже вмешательство Федеральной торговой комиссии – государственной организации, призванной следить за соблюдением хотя бы внешних приличий во взаимоотношениях между частными производителями и массовым американскиим потребителем. Комиссия предъявила «Л.Страусс» обвинение в том, что та практикует искусственное завышение цен. Высокооплачиваемые адвокаты «Л.Страусс» сумели выиграть спор. К тому же обвинения противоречили основным устоям «общества свободного предпринимательства».

Принцип американской «демократии» восторжествовал и в данном конкретном случае: обе стороны свободно высказали свое мнение, после чего потомки Леви Страусса с еще большим рвением продолжили операцию по бесцеремонному потрошению кошельков покупателей – и тех, кто приобретает джинсы в качестве модной или престижной вещи, и тех, кто ценит их за удобство и практичность.

Сан-Франциско – Москва.

Комментарий специалиста

Американская компания «Ливай Страусс» - крупнейший в мире производитель готового платья. По масштабам коммерческой деятельности фирма заметно опередила всех своих конкурентов как в США, так и в Западной Европе. В 1970-1978 годах оборот компании возрос в 3,5 раза и составил (в 1976 году) 1,2 миллиарда долларов; за этот же период прибыль увеличилась почти в 6 раз. Для сравнения: годовые обороты крупнейших швейных фирм Западной Европы и США не превышают 500-700 миллионов долларов.

В значительной мере нынешнее процветание «Л.Страусс» связано с «феноменом джинсов». Одной из причин, способствовавших «джинсовому буму», был разразившийся на Западе экономический кризис, который повлек за собой резкое снижение реальных доходов населения. Не удивительно, что многие потребители решили отдать предпочтение дешевым джинсам. Однако модный товар стал быстро дорожать. За период «бума» цены на джинсы в Голландии возросли в среднем в 2-3 раза, во Франции в 4-5 раз. Как показывают расчеты, в 1975-1976 годах американские фирмы продавали свою голубую продукцию в десять и более раз дороже себестоимости – в том случае, когда она изготавливалась в США. Если же учесть, что существенную долю своих товаров компании производят на предприятиях с дешевой рабочей силой, расположенных в странах «третьего мира», то в этом случае разрыв вырастал еще в 2-3 раза. Так практичная одежда стала объектом отчаянной спекуляции, источником баснословных прибылей.

Между тем в прошлом году появились признаки насыщения рынка, цены в США стали снижаться. «Джинсовая волна» начинает спадать.

Н.Люленкова,

сотрудник Научно-исследовательского конъюнктурного института МВТ СССР

 

 

P.S. Подумать только, в СССР при министерстве внешней торговли был целый институт конъюнктуры рынка ! В стране, где не было ни рынка, ни его конъюнктуры, был целый институт, занимавшийся изучением неизвестно чего - того, чего не существовало в этой части мира... Что добавить ? Гротеск и абсурд в стиле Оруэлла. А этот самый Малов, автор этого материала, уверяю вас, таскал эти самые джинсы "Levi's" из заграничных командировок в Москву целыми сумками. А потом они перепродавались "с рук" за 220 рублей - двойной месячный оклад начинающего советского инженера... Торжество

 

советского образа жизни !