Еврейско-стокгольмский синдром

 

 

Как известно, стокгольмским синдромом называют психологическое состояние жертв террора, при котором между террористами и их жертвами возникают некие парадоксальные, на первый взгляд, отношения, при которых жертвы начинают симпатизировать насильникам и всячески оправдывать их действия, пытаясь проникнуться их мотивацией при совершении преступления, против них самих обращенного.

Но если жертв террора, находящихся под угрозой смерти в случае невыполнения требований террористов, можно как-то по-человечески понять и даже оправдать, то как объяснить убеждения и действия многих евреев-эмигрантов из СССР, оправдывающих политику и действия В.Путина ? К этим персонажам можно отнести медийные персоны, как основатель радио «Эхо Москвы» Венедиктов, телеведущие Гордон, Вассерман и другие, а также многочисленных представителей интеллигенции как из России, так и из-за рубежа.

Казалось бы, эти люди были вынуждены уехать из страны, где антисемитизм был негласной политикой, т.е. пострадали от режима, существовавшего в СССР. Они нашли прибежище в демократических странах Запада – от Израиля до Германии и Америки. Вроде бы они были должны на всю свою жизнь сохранить ненависть к несвободе, оплотом которой в мировом масштабе и был СССР. Но нет. И вот мы видим многих из бывших советских эмигрантов, или их детей, встающих на защиту фашистской по своей сути политики Кремля и идей «русского мира». Евреи – поборники «русского мира»… Это уже даже не смешно. Вспоминается старый советский анекдот: «Еврей-шахтер». Перед нами интереснейший феномен, разобраться в котором мы и попытаемся.

Началось это не вчера. Можно вспомнить еще известное антиукраинское стихотворение Бродского «На независимость Украины» - откуда, казалось бы, у еврея, выброшенного из СССР, изгоя, вынужденного эмигранта, пострадавшего от действий властей, такая ненависть к украинцам, таким же жертвам советского режима и откровенная, злобная антиукраинская и прорусская, великодержавная позиция ? По прочтении этого «произведения», от которого веет площадной бранью и злопыхательством, ксенофобией и черносотенством, становится не то что неловко за автора, хочется пойти вымыться, будто соприкоснулся с чем-то грязным, смердящим и неприличным.

Не будем мы, украинцы, уважаемый Иосиф, царапая матрас, в предсмертных судорогах цитировать Пушкина. Ну хоть ты тресни, не будем. Смешон и глуп сам такой посыл из уст человека, считающегося литературным гением. Ведь гений и злодейство, как известно, две вещи несовместных, вспоминая того же Пушкина.

В данном стихотворении нет ничего, кроме человеконенавистничества и, выражаясь на канцелярите, разжигания межнациональной розни. Типичное российское охранительство. Этот «шедевр» вполне достоин публикации в многочисленных черносотенских листках, издававшихся в РФ в начале девяностых.

Уж не будем говорить о литературной ценности рифмы «матрас-Тарас», ничего, кроме снисходительной  усмешки не вызывающей.

Почему-то уход из-под власти Москвы стран соцлагеря, а вслед за ними и «братских» прибалтийских республик не вызвал у автора столько ненависти и потоков ругани. В чем же дело ? Другим можно, а Украине – ни-ни. Не моги, хохол !

Приведенный пример показывает, насколько сильна бывает пропаганда, что даже такие безусловно умные и образованные люди, как Бродский, ей подвержены. Что уж говорить про менее просвещенные массы ! Оказывается, свобода, в отличие от несвободы – не такая уж абсолютная ценность, особенно для людей, выросших в тоталитарном обществе и с молоком матери впитавших его постулаты. У них все по Оруэллу: свобода - это несвобода, правда – это ложь… Эти люди почитают только силу, грубую, брутальную, абсолютную силу – ведь она в тоталитарных обществах заменяет все, и даже Бога. Тоталитарный человек боготворит силу. Она руководила им всю его жизнь, диктовала ему, что ему есть, пить, читать, как думать, где учиться,  работать и во что одеваться – и ему было комфортно, не надо было обо всем этом заботиться самому. За тебя подумают, а тебе остается одно – послушно исполнять чужую волю, навязанную силой. Сила пронизывала все тоталитарное советское общество сверху донизу. Оно держалось только силой. Когда сила ослабела, СССР рухнул. И дело вовсе не в персоналиях – Брежневе, Горбачеве или Ельцине. Они сами были заложниками системы и пленниками силы, ее проводниками. Выходцы же из тоталитарных обществ несут в себе эту заразу до сих пор - в этом, мне кажется, и кроется причина их симпатий к Путину и проводимой им агрессивной политике: он пытается демонстрировать силу, и этот посыл мгновенно находит отклик в среде выходцев из СССР и других тоталитарных стран. Они как тот привыкший к зову трубы конь, а вернее, старая, давно списанная полковая кляча, сразу начинают рыть землю копытами. Одни, как Гордон и Вассерман, просто путинские манежные собачки, пляшут банально за деньги, другие готовы аплодировать путинским амбициям вполне бесплатно - по привычке клониться перед силой. Но только сила эта - кажущаяся. Никакой реальной силы у Путина нет, его политика - один сплошной блеф. Он уже облажался, упершись в стену украинского сопротивления на Донбассе. Сила СССР происходила из идеологии - из мифа о возможном земном рае, государстве рабочих и крестьян, где все равны и совместным трудом строят бесклассовое общество, свободное от расовых и национальных предрассудков. Путин же не выдумал ничего лучшего, как предложить многонациональной, многоконфессиональной России, где русские очень скоро, в ближайшей исторической перспективе, будут представлять собой нацменьшинство, идею "русского мира" ! Какой "русский мир" для чечена, кабардинца, балкарца, татарина, бурята, ненца, якута ? Они - не русские ! И, мало того, не христиане. Путину, видимо, забыли об этом доложить. Бурят пойдет воевать с Украиной за деньги, без них - никогда. А украинцы идут умирать за свою родину бесплатно, иногда плохо одетые и вооруженные. 

 

 

И все бы ничего, все это, все эти охи-ахи об СССР,  по-человечески можно было бы понять, если бы не одно «но» - все эти плакальщики свой выбор в пользу несвободы делают сами, добровольно, т.е. свободно. Как тут не вспомнить героев «Полета над гнездом кукушки», обитателей дурдома по собственному желанию ? Полной рисков жизни на свободе они добровольно предпочли тихую заводь психушки.

Одним из таких персонажей, но, конечно, куда менее известным, чем Бродский, нам представляется некто Александр Левковский, один из наших авторов.

Прожив большую часть жизни на Западе, куда эмигрировал из Украины, этот весьма и весьма плодовитый автор разместил на одном из российских ресурсов (не будем делать ему рекламу), в числе прочих текстов, рассказ «Лукоморье», посвященный распаду СССР. Главным героем рассказа выступает некий молодой человек, совершивший попытку убийства и сидящий ввиду этого в тюрьме. Повествование ведется от его лица в форме монолога, в котором он излагает свою историю и причины, побудившие его к нападению на человека, его собственного отчима. Герой повествования рассказывает свою историю адвокату, посещающему его в СИЗО в ходе подготовки к суду. Он ничуть не сожалеет о содеянном – он всего лишь саданул ненавистного негодяя бутылкой по голове и сожалеет лишь о том, что его не убил. Не убил человека ! В его понимании, тот был этого вполне достоин, ведь он увел у отца его мать и предположительно виновен и в гибели его отца. Но и это не самый страшный его грех – самый страшный это то, что он был, по определению обвиняемого, «жлобом». Вот это свойство достойно такого наказания ! То есть, герой пострадавшего человеком не считает и в содеянном не раскаивается – ведь для него «жлоб» - не есть человек. Он может быть и убит,  ведь зло требует наказания.

Заметим здесь походя, что автор недобросовестно использует гамлетовскую тему – отмщение отчиму за смерть отца и «соблазнение» матери. Сосредоточимся на другом.

Противостояние в рассказе происходит по линии «хороший» отец главного героя, некий судья, типичный представитель советской интеллигенции, цитирующий по памяти любимых поэтов и «плохой» сосед, «жлоб» и «торгаш», умеющий жить, «крутиться» и зарабатывать деньги. К нему и уходит жена интеллигентнейшего юриста, мать главного героя, предпочтя эрудированнейшему, честнейшему, но небогатому отцу главного героя соседа, нэпмана, "нового русского", который умеет «делать деньги» в наступившей с развалом Союза новой жизни.

Расклад «хороший» герой против «плохого» примитивен, такой тип постороения повествования используется в литературе с момента ее возникновения. И после Чехова выглядит просто нелепо. Но для непритязательного читателя все понятно, не надо напрягаться по поводу того, кто тут прав, а кто виноват. Во всех бедах виноваты «нехорошие люди», «жлобы», все ясно и предсказуемо, как в российских телесериалах. Вся диспозиция банальна, обыграна в мировой литературе неоднократно и взята автором, как уже было сказано, из «Гамлета». Отрицательный герой, олицетворение мирового зла, и выглядит отталкивающе – на лбу у него какое-то отвратительное пятно (как тут не вспомнить Горбачева, «развалившего», по мнению многих, СССР, а, следовательно, в парадигме А.Левковского относится к персонажам мерзким, отрицательным – «жлобам», короче говоря). Фамилией же он наделен тоже подходящей – украинской, Тарасюк, - как же иначе ! Ведь это жлобы-украинцы способствовали развалу Союза, все точь-в-точь, как в приведенном выше стихотворении Бродского. Аналогия налицо.

Рассказ называется «Лукоморье» по названию стихотворения Леонида Мартынова, которое все время цитирует отец главного героя. Лукоморье здесь предстает образом некоего счастливого края, земного рая, загубленного злыми и нехорошими людьми. Конечно, посыл очевиден, Лукоморье – это еще пушкинский сказочный счастливый и беззаботный край.

Но можно также вспомнить и стхотворение Высоцкого про Лукоморье, которое также цитирует автор: «…Выходили из избы здоровенные жлобы, порубили те дубы на гробы.» Здесь тоже речь шла о загубленной идиллии и «жлобах», которые ее извели.

Так вот, по ходу повествования выясняется, что СССР погубили именно жлобы…  В тексте рассказа устами отца главного героя так и сказано, что, мол, те дубы из сказочного Лукоморья пошли на пятнадцать гробов для союзных республик.

Отец главного героя не принимает гибели Союза, для него это личная трагедия (как тут не вспомнить заявления Путина по поводу гибели СССР ?).

По ходу развития действия главный отрицательный персонаж, к которому ушла мать главного героя, становится «олигархом» - никак не меньше, как же иначе, все по закону жанра, - а затем, накрутив каких-то сомнительных делишек, попадает под следствие и его дело должен рассматривать в суде… кто же иной, как не отец нашего героя, кристально чистый судья и просто хороший человек. Узнав об этом и предвидя, что тот судить будет по совести и взятку не возьмет ни за что, к судье приходит его бывшая жена и просит того отказаться от ведения дела и передать его другому судье. После отказа честного судьи пойти на это, его в подъезде собственного дома убивают.

Автор не затрудняет себя условностями вроде той, что здесь явная натяжка, налицо конфликт интересов и дело по первому же требованию подозреваемого должно быть передано другому судье для непредвзятого рассмотрения. Не говоря уж о том, что как-то не припоминается случай, чтобы российский олигарх пошел под суд в России...

Сын мстит за отца, саданув на кладбище ненавистного капиталиста бутылкой по голове. Вот и вся история. Пересказываю же я ее здесь именно ввиду темы данной заметки – ностальгии евреев-эмигрантов по СССР и их сочувствии политике, проводимой вождем «новой» России.

А.Левковский не заморачивается поиском ответов на сложнейшие вопросы современной истории, которые будут осмысливаться учеными еще десятилетия, ему и так все ясно: СССР был прекрасным Лукоморьем, которое развалили нехорошие люди, жлобы. Откуда у еврейского эмигранта советская грусть, хочется спросить, перефразируя слова известной песни ? Что ему почивший в бозе СССР ? Что такого замечательного в этой тюрьме народов было ? И если была она уж так замечательна, то почему сам Левковский из нее поспешил уехать и не торопится вернуться ?

Короче говоря, все эти стенания советских евреев-эмигрантов по поводу гибели Союза напоминают какие-то фантомные боли по поводу утраты того, чего никогда в реальности не существовало – некоей выдуманной идиллии под названием СССР. Это тот самый стокгольмский синдром, когда узники сочувствуют своему узителю. Это напоминает мне не раз мною наблюдавшиеся сцены, когда освобожденный по окончании срока заключенный (я проходил срочную службу во внутренних войсках СССР), выйдя за ворота зоны, несколько дней кряду бродит вокруг нее, не зная, куда ему идти и не имея сил выбрать хоть какой-то маршрут, ведущий прочь от нее.

А мне вот СССР, эту реинкарнацию Российской империи, совсем не жаль. Я помню очереди в магазинах за всем, что угодно. Помню мерзкие комсомольские и партийные собрания, принудительные выходы на демонстрации, бесконечное вранье в газетах и по телевизору... Много чего помню, в отличие от евреев-эмигрантов, ностальгирующих по издохшему чудищу из своего прекрасного далека. Мол, не такое оно было и злое, а вполне себе симпатичное.

Одно радует, что история обратного пути не знает, и сколько бы ни стенали радетели СССР, сколько бы ни убил украинцев Путин, Союз никогда не воскреснет. Монстр мертв, хотя возможно, кто-то этому и не рад. Жернова истории, как известно, мелют медленно, но неостановимо. Украина станет тем айсбергом, наткнувшись на который российский "Титаник" расколется на части и пойдет на дно истории - теперь уже окончательно. Amen !

 

 

 

С.Тило, 2016г.

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить