О национальной гордости беларусов

 

Я сознательно использую в этой небольшой заметке название известной статьи классика одного человеконенавистнического учения.

         У всякого народа своя национальная гордость, будь он большой, или малый – это банальность.

Есть она и у народа беларусского. Попробуем разобраться, в чем же она заключается. Тем более, что в последнее время участились случаи беспричинного задержания в „дружественной” Беларуси граждан Украины.

         По роду работы мне довольно часто приходится бывать в соседней Беларуси. Я проехал ее вдоль и поперек и, как мне кажется, неплохо изучил национальный характер беларусов. Некоторыми наблюдениями по этому поводу и позволю себе здесь поделиться с нашими читателями.

         Начну с описания одного случая, который, как мне кажется, может служить, так сказать, „штрихом к портрету” типичного белоруса.

         Всякий раз, когда во время пребывания в Беларуси собеседник узнает, что ты приехал из Украины, разговор начинает сворачивать на тему политики и, конечно же, украинского Майдана. Собеседники обычно интересуются мнением очевидца событий, отмечая, что у них, в Беларуси, правды о событиях в Украине не узнаешь. СМИ транслируют официальную точку зрения, которая мало чем отличается от нарратива кремлевской пропаганды. И всем, конечно, интересно, что же в соседней Украине происходит на самом деле.

 Так было и в тот раз. Мы с моими бизнес-партнерами из Чехии встретились в аэропорту Минска, чтобы затем ехать в город Гродно, что на беларусско-польской границе для переговоров на одно из тамошних промышленных предприятий.

В аэропорту мы взяли такси, так как иначе добраться до Гродно было невозможно. Предстояла дорога длиною в триста с лишним километров и, конечно, бесконечные разговоры с таксистом – как известно, таксисты – представители одной из самых „разговорчивых” профессий.

Мои спутники, ни слова по-русски не понимавшие, мирно задремали, едва устроились на заднем сидении, я же, сидя рядом с водителем, вынужден был поддерживать беседу. Таксист, узнав, что я прилетел из Украины, тут же принялся расспрашивать меня про Майдан и его последствия.

Я же, из опыта зная, что беларусы неоднозначно относятся к событиям в Украине, отвечал общими фразами, что, мол, что случилось, то случилось, но что в целом я, конечно, поддерживаю произошедшее. Таксиста моя позиция явно злила – он хотел бы слышать от меня осуждение событий на Майдане и мнений наподобие тех, что звучат по беларусскому телевидению и радио с утра до ночи.

Он принялся, распаляясь от собственных слов, все более входить в раж, доказывая мне, что ничего мы, украинцы, от Майдана не выиграли, а, следовательно, нечего было и огород городить, поднимать восстание против действующей власти и бузу бузить. Ни к чему хорошему это никогда не приводит. Власть на то и власть, чтобы за порядком следить, иначе – кругом бардак, как у нас в Украине и т.д. и т.п. в том же духе.

Все эти благоглупости были мне давно и хорошо известны, и я не собирался вступать с ним в дискуссию по поводу произошедших исторических событий.

Он же продолжал меня поучать, что, мол, нам, украинцам, надо брать пример с них, беларусов, которые медленно, но уверенно двигаются под руководством несменяемого Лукашенко в светлое будущее – жить становится с каждым годом все лучше, и это чувствует каждый беларус. Дороги вот в Беларуси какие – посмотрите, а в Украине что ? Яма на яме. Тут я с ним согласился и сказал, что это следствие коррупции, против которой и восстал украинский народ.

А что толку без конца менять власть? - Продолжал таксист. - Ну сменим одного, завтра придет такой же, или еще хуже. От этого хоть знаем, чего ожидать. Привыкли, притерпелись – пусть себе правит.

Легче, мол, одного коррупционера прокормить, чем кормить каждый раз новых и новых. Мол, туда, во власть, все только и лезут, чтобы воровать, и каждый, кто бы туда ни пришел, будет делать то же самое. Вот разве вы не то же самое делали бы, очутившись во власти, задал он мне риторический вопрос, на который сам же и ответил, что он сам уж точно делал бы все так же, как и Лукашенко.

Далее он рассказал мне про безвольную Европу, агрессивный блок НАТО, коварных америкосов и дипломатический гении Лукашенко, который умудряется годами сидеть на двух стульях, лавируя между Евросоюзом и Россией, получая преференции и от одного и от другой. Да, хитрый он, заключил таксист, так это наша, беларусов, национальная черта – хитреца. Ничего плохого в этом нет. Послушное теля двух маток сосет.

Слушая все это, я отметил про себя, что этот краснобай и поклонник Лукашенко, тем не менее не является официальным таксистом, а „таксует” „вчерную”, то есть занимается незаконным предпринимательством и утаивает свои доходы от налогообложения. И в национальном аэропорту минска действует целая хорошо организованная таксистская мафия из таких же, как он почитателей Лукашенко. Никто их не разгоняет и не арестовывает, что свидетельствует о том, что работают они все под прикрытием руководства аэропорта и полиции. И это длится годами – сколько я езжу в Беларусь, все всегда было так же. Следовательно, не так уж все замечательно в самой Беларуси с правопорядком, как это пытаются представить ее гражданам власти предержащие.

Эта моя мысль нашла свое подтверждение, когда мы приехали в Гродно и я, наконец, был избавлен от необходимости слушать лекцию о верности внутренней и внешней политики „бацьки”: при расчете этот верный поклонник Лукашенко наотрез отказался выдать нам хоть какие-то проездные документы, а плату за проезд затребовал в евро, либо в долларах. На мое замечание, что это же вражеские деньги, почему же он не хочет взять родные беларусские рубли по курсу, он едва сдержался, чтобы не полезть в драку – и только из боязни не получить такую желанную валюту.

Другой эпизод, характеризующий  беларусов и их отношение к политической ситуации в стране и мире, произошел во время той же поездки, когда после успешного окончания переговоров мы с чехами решили поехать по совету местных жителей на ужин в один загородный ресторан, куда и пригласили одного из местных, помогавших нам при заключении сделки.

За нами в гостиницу приехало такси – опять же нелегальное, но мы к этому уже привыкли и перестали обращать на это внимание. Единственное, что злило чехов – что у них не будет никаких подтверждающих траты документов и будет нелегко отчитаться перед начальством по командировке.

Водителем и хозяином весьма неплохого кроссовера, который вез нас в ресторан, был мужчина пенсионного возраста и довольно интеллигентного вида, в рубашке с галстуком.

Как всегда, узнав, что я из Украины, он завел разговор о событиях у нас. Сказал, что у него самого жена из Украины и что теща живет в черниговской области. Он, как и предыдущий таксист, с осуждением относился к событиям на Майдане и считал, что ничего хорошего простым людям все это не принесло. Вот у него, мол, теща живет в глухом селе, где дороги как не было до Майдана, так нет ее и теперь. На это я сказал ему, что жители села, где проживает его теща, должны не ждать от киевских властей, когда те отремонтируют им дорогу, а объединяться и требовать конкретных действий от местной власти, в том числе и от депутата, за которого они голосовали.

Ну, это, знаете ли, так сложно, - был ответ. Было видно, что мой рецепт ему не понравился и не показался ему действенным.

Потом он принялся рассуждать о том, что и денег у простых людей после Майдана больше не стало, бедность кругом. Так к чему все это было, раз не привело к улучшению жизни „простых людей”, как его теща ?

На это я сказал ему, что люди выходили на протесты не ради денег и улучшения своего материального положения, а ради будущего страны. На это он только ухмыльнулся в седые усы – я показался ему безнадежным утопистом.

Он привычно принялся описывать прелести жизни в Беларуси по сравнению с Украиной: чисто, спокойно, порядок кругом, не то, что у нас в Украине... Да и вообще, по его мнению, не стоило огород городить и разваливать СССР. Вот тогда-то что была за жизнь ! Не то, что теперь.

На что я спросил его, даст ли он нам какой-нибудь чек за деньги, которые хочет от нас получить. Конечно, нет – был ответ. На что я сказал ему, что это ведь есть уклонение от уплаты налогов, и он таким образом обманывает свой же народ и недоплачивает денег в госбюджет. Мое замечание ему сильно не понравилось, и он замолчал, не желая, видимо, поддерживать беседу с таким дураком, как я.

Я же, разозлившись, сказал ему, что вот он ездит на весьма приличном автомобиле, о котором при советской власти и мечтать не мог, разве что мог увидеть его в кино. Так кто же выиграл от развала СССР ? А где он его взял ? Пригнал из Германии – был ответ. А почему же такой непатриотичный поступок, не унимался я. Коль такая замечательная жизнь в Беларуси, почему бы ему не ездить на беларусском автомобиле, или, за неимением такового, хотя бы на российском ? Да и по цене этой машины, вряд ли он купил ее на собственную пенсию. В ответ – молчание. И едва скрываемая ненависть.

В это время мы проезжали мимо какого-то большого нового торгового центра на окраине Гродно и таксист, в ответ на наши вопросы, сказал, что все это хорошо, но очень дорого, сам он с женой предпочитает раз в две недели ездить за покупками в Польшу – и дешевле, и вкуснее.

Так что, в чем же заключается патриотизм беларусов, я так и не выяснил. Похоже, он заканчивается ровно там, где начинается шкурный интерес каждого конкретного беларуса.

В ресторане во время ужина человек, которого мы туда пригласили, еще довольно молодой мужчина, как оказалось, с комсомольским прошлым, показал себя знатоком импортных вин. Он рассказал о себе, что сестра его живет в Италии, замужем за весьма небедным итальянцем, и он ездит к ней в гости каждый год – там и научился разбираться в вине, т.к. в Беларуси, как известно, виноград не растет.

Он заказал бутылку едва ли не самого дорого красного вина из винной карты заведения, и сам же его выпил, чехи предпочли привычное им пиво и местную водку. Захмелев, наш гость, расслабившись, стал рассуждать о преимуществах жизни в спокойной Беларуси. Потом рассказал об ужасах, которые ему приходится наблюдать, бывая в Литве, где вся молодежь выехала на Запад, потом привычно перешел к рассуждениям о том, что Запад хочет захватить Беларусь, как это уже они сделали с Украиной, и потому они, беларусы, должны крепить дружбу с Россией. Потом, по порядку, про агресссивный блок НАТО и далее по списку, содержание которого нет смысла пересказывать, поскольку он знаком вам, мой читатель, из предыдущего текста. И это говорил человек, гордящийся тем, что каждое лето проводит, так сказать, „в стане врага”, в одной из стран того самого НАТО, которое готово вот-вот захватить его родину...

И последнее впечатление из той поездки. Назад в Минск нас вез микроавтобус, предоставленный предприятием, на котором мы были для переговоров.

Общение с водителем происходило по все той же схеме: узнав, что я из Украины, он принялся расспрашивать меня о жизни у нас, сказав, что по радио и телевизору только брешут, и ничем верить нельзя. Человек это был, в отличие от прежних двух, просто сотрудником предприятия, водителем со стажем двадцать пять лет, как сам он рассказал. То есть, просто работник на госпредприятии, без каких-либо заслуг перед режимом. Рассказал он, что жить на зарплату очень трудно, так что не беларусам поучать украинцев. Никаких реальных достижений у Лукашенко нет, все это туфта и пропаганда. А то, что у них почище, чем в России или в Украине, так это оттого, что половина народа католики, а у католиков по-другому не бывает – стоит съездить в Польшу, чтобы в этом убедиться. У них и при Союзе чище, чем в других республиках было – он, мол, работал водителем грузовика и объехал почти всю огромную страну и знает о жизни в ней не понаслышке, как большинство других беларусов.

Мы остановились у какого-то придорожного кафе, чтобы перекусить, поскольку выехали очень рано и не успели позавтракать в гостинице. На мое приглашение поесть вместе с нами, водитель долго отказывался, но потом уступил, чтобы не показаться невежливым. За столом он сказал в ответ на мое замечание о том, что в Беларуси еда везде довольно вкусная, что это так, а вот в России есть просто невозможно, такое все невкусное. И дорого. Поэтому он не любит ездить в Россию, а когда его туда посылают в командировку, старается брать продукты с собой. „И русских тоже не люблю, - добавил он, улыбнувшись. – Нахальные они и самовлюбленные. А чем гордиться-то особо ? Что Крым отжали ? Больше-то и нечем. За МКАД выедешь, одна беднота кругом, ни поесть, ни пос...ать. Деревни покинутые по обе стороны дороги. И так – на сотни километров. Не дождешься, когда домой возвращаться."

А больше всего его бесит даже не вся эта "бытовуха", а то, что в своей родной стране его родного языка и не услышишь, все на русском. А он-де беларус искони, никакой русской крови не имеет ни капли. И что в "перестройку" самые сильные народные волнения были именно у них, в Гродно. А теперь все не так...

Сказал, что в свое время голосовал за Шушкевича, и очень жалеет до сих пор, что тот проиграл «этому колхознику» Лукашенко. Что в свое время Беларусь, как и прибалты, могла пойти иным путем, но выбрала то, что есть теперь. Что беларусы, его соотечественники – рабы по своей натуре и уважают только силу. И потому имеют то, что имеют, и это их вполне устраивает. Но не всех.

На этом разговоры о жизни в Беларуси в ту поездку закончились, через какое-то время мы прибыли в аэропорт Минска и расстались.

В общем, я так и не понял, в чем же она состоит, национальная гордость беларусов. И есть ли она у них вообще.

P.S. Но не у всех так.

P.P.S. Одним из первых погибших на украинском Майдане был беларус Михаил Жизневский, ныне Герой Украины (посмертно). Слава Героям ! Смерть ворогам !

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить