Британский туман

 

Британия известна своими туманами. Ей и имя такое придумали – туманный Альбион. Но события британской истории последних десятилетий позволяют говорить о том, что некогда великая островная держава, родина выборной демократии, Билля о правах, великих поэтов, писателей и первопроходцев оказалась в ситуации, когда ее будущее и настоящее тоже можно, уже в переносном смысле, назвать туманными.

Кто не знает имен великих англичан – Байрона, Уайльда, Бэкона, Ньютона… Великобритания векам была передовой державой, примером для подражания для многих менее развитых стран мира. Английская демократия, правовая система, университетская наука вызывали восхищение многих и многих.

В двадцатом веке Великобритания утратила империю, которая существовала столетия и одно время была самой большой и мощной из всех, когда-либо существовавших на земле - говорили, что она так велика, что над ней никогда не заходит солнце. Но это не стало поводом для того, чтобы в мире стали меньше уважать ее достижения в самых разных сферах человеческой деятельности.

Британия, в отличие от других европейских стран, первой вступила в войну с гитлеровской Германией, исправив таким образом свою ошибку по поводу попыток договориться с агрессором («Мюнхенский сговор»).

В двадцатом веке Великобритания дала миру двух великих политиков, Уинстона Черчилля и Маргарет Тэтчер.

Уинстон Черчилль, возглавлявший страну в годы Второй мировой войны, участник антигитлеровской коалиции признан одним из величайших политических деятелей в истории человечества.

Маргарет Тэтчер, «Железная леди», возглавлявшая правительство Великобритании в восьмидесятые годы минувшего века два срока подряд, способствовала поражению СССР в «холодной» войне с западными демократиями.

В шестидесятые годы прошлого века Великобритания дала миру современную рок-музыку, ставшую культурным феноменом и во многом определившую развитие мировой культуры на десятилетия вперед, оказавшую влияние буквально на все области культуры, а, возможно, и развитие человечества вообще.

Национальному характеру англичан, по всеобщему мнению, свойственна открытость, стойкость в преодолении трудностей, прямота, честность и некоторая даже прямолинейность. “Be English”, что называется. Эти качества, выковывавшиеся веками нелегкой истории, и сделали их лидерами мирового прогресса. Они и заслужили уважение и даже почитание этого народа другими народами земли.

После падения СССР, противником которого в «холодной» войне выступала Британия, и исчезновения угрозы мирового господства коммунизма, устранением необходимости огромных инвестиций в оборону, в Альбионе, как и в других странах Запада, начался период процветания, длившийся почти тридцать лет вплоть до наших дней.

Примерно в то же время, в конце прошлого века в общественно-политической мысли Запада стала утверждаться теория «пост-индустриального» общества. Согласно ей, передовые промышленно развитые страны Запада, а также Япония, перешли от эпохи индустриального развития к эпохе пост-индустриальной, то есть такой, где производство средств производства не играет больше роли решающего фактора общественного развития. Эта тероия, чем-то напоминающая марксистские построения, утверждает, что существуют три основных экономических уклада и соответствующих им типа общественно-политического устройства: доиндустриальный (рабовладельческий и феодальный соответственно, по-марксистски), индустриальный (капиталистический) и пост-индустриальный, т.е. современный, связанный с отказом от индустриального фактора как основополагающего для развития экономики и общества в целом. Движущей силой экономики теперь провозглашалась сфера услуг (банковских прежде всего). Как тут не вспомнить известное "Все для человека, все для блага его !"

Связано это было с тем, что с падением коммунизма в СССР Запад взял курс на индустриализацию Китая с тем, чтобы окончательно вывести его из зоны советской влияния и приблизить к западной цивилизации. Для этого предполагалось, дискредитировав внутри страны идеалы коммунизма, постепенно, по мере улучшения условий жизни миллионов простых людей и включения Китая в сферу цивилизованных стран, добиться и там падения коммунистического режима путем внедрения  демократических западных ценностей. Ведь Китай после развала СССР оставался последней на планете крупной страной, официально продолжавшей исповедовать коммунизм.

Для Запада не было смысла разваливать Китай с помощью гонки вооружений, как это произошло в случае с СССР, поскольку на момент развала Союза Китай был отсталой сельскохозяйственной страной, а реформы Дэн Сяопина только разворачивались и еще не принесли тех результатов, которые они демонстрируют сегодня. Возможно, без поддержки Запада они и вовсе не дали бы таких результатов. Но в результате принятия в западных странах «на вооружение» теории пост-индустриального общества, согласно которой развитые страны не нуждаются более в индустриальном потенциале, который уничтожает экологию (что верно) и служит средой для существования рабочего класса, потенциально опасного для капиталистического мира угрозой возникновения новых коммунистических движений и революций, промышленное производство из развитых стран начало массово перемещаться в КНР.

Коснулось это во многом и Великобритании. Еще при Маргарет Тэтчер были закрыты угольные шахты и ликвидирован самый мощный в стране профсоюз шахтеров, служивший источником вечной «головной боли» для правящего класса. Вместе с закрытием шахт были ликвидированы и многие металлургические производства, бывшие основой старой индустрии «угля и стали». Практически исчезло судостроение.

В стране был взят курс на развитие банковского сектора и сферы услуг, как основы «пост-индустриального общества». Считалось, что рабочая сила будет перетекать из отмирающих индустриальных отраслей в сферу услуг, и для экономики государства принципиально ничего не изменится. Сплошная польза, учитывая закрытие «грязных» производств и исчезновение организованного рабочего класса.

Металл и прочие необходимые товары теперь для «продвинутых» стран  должны были производить менее развитые – Китай и прочие, пожелавшие стать на путь индустриализации. А в странах «первой лиги» индустрия более не считалась делом престижным. Работать за англичан и американцев должны были бедные китайцы, индусы и пакистанцы. А те оставили себе функцию финансирования этих и других стран и управления миром с помощью финансовой мощи. "Воюйте банками, а не танками" – вот главная идея пост-индустриального мира.

Параллельно с процессом вывода английской индустрии, создавшей эту страну такой, как мир ее знал на конец двадцатого века, шел другой, встречный процесс – из бывших британских колоний, Индии и Пакистана, а также их многих других стран, обедневших еще более после ухода оттуда англичан, в бывшую метрополию двинулись миллионы эмигрантов. Правительства страны сами способствовали этому, поскольку считалось, что трудовые мигранты будут занимать непрестижные и плохо оплачиваемые рабочие места после того, как все англичане перейдут работать в банковский сектор и сферу услуг. Ну в самом деле, нужно же кому-то мыть туалеты и подметать улицы, если сами граждане страны этого делать не хотят !

В итоге страну заполнили миллионы иммигрантов со всего мира, не имеющие ничего общего ни с традиционной английской культурой, религией и мировосприятием. Единственное, что их объединяло с англичанами – это знание английского языка. И далеко не всегда они стремились подметать улицы и чистить туалеты. Зачастую они стремились в Англию только для того, чтобы паразитировать на созданной поколениями англичан социальной системе - пользоваться бесплатной медициной, социальным дешевым жильем и всевозможными пособиями, о чем не могли и мечтать в собственных странах. Считалось, что английское общество сможет все эти орды переселенцев ассимилировать и через пару поколений из них получатся точно такие же англичане, как и уроженцы какого-нибудь Рочестера. Но мусульмане, выходцы из Пакистана, и в третьем поколении, родившись в Англии, остались теми же мусульманами. А традиционный образ жизни англичан был нарушен и разрушен ими же самими. Теперь уже миллионы молодых англичан вынуждены искать работу в других странах мира, вытесненные с рынка труда в собственной стране «новыми согражданами».

В этом – причина «Брекзита», исхода Британии из Евросоюза. Это боязнь англичан быть ассимилированными толпами новых варваров, переселенцев с континента, которых законодательство Евросоюза им навязывало.

Еще один процесс, запущенный бездумным принятием теории «пост-индустриального общества» заключался в том, что в английскую финансовую систему, те самые банки, которые были объявлены движущей силой нового, пост-индустриального мира, стали привлекаться большие деньги со всего мира, как «кровь» новой, пост-индустриальной экономики.

Это, прежде всего, были деньги из стран «второго» мира, сырьевых экономик (арабские нефтяные монархии), где, как правило господствовали общественно-экономические уклады века девятнадцатого, доиндустриальной эпохи, а так же из бывшего СССР, «новой» России, которую стали воспринимать как державу уже не враждебную и если и не союзническую, то близкую по ценностям западному миру и потенциального партнера.

Так в Лондон потекли потоки российских денег от вдруг возникших на руинах социалистической экономики «олигархов». Официальные власти Великобритании этот процесс только поощряли – в этом они видели возможность сближения с правящими российскими элитами и недопущения возможных мегосударственных конфликтов в будущем.

Российские доморощенные новоиспеченные миллиардеры начали интегрироваться в британское общество – скупать недвижимость и даже футбольные клубы. Начало этому процессу положил первый советский миллионер Артем Тарасов, вслед за ним потянулись многое и многие другие. На сегодняшний день их количество исчисляется тысячами, если не десятками тысяч, а сумма влитых ими в экономику Великобритании средств вряд ли поддается подсчету. Весь этот процесс вполне вписывался в теорию «пост-индустриального общества», поскольку происходил интернациональный переток капиталов и людей на более выгодные рынки.

Тогда мало кто в мире обратил внимание на выдвинутую российским «реформатором», близким к правящим кругам чиновником Анатолием Чубайсом теорию «либеральной империи», суть которой заключалась в том, что Россия должна вернуть себе положение в мире с помощью средств, принятых в этом самом «пост-индустриальном» мире – ДЕНЕГ. То есть, все тот же постулат – «воевать банками, а не танками». Россия, согласно этой теории, должна, накопив средства от продажи углеводородов, чрезвычайно востребованных тогда на международных рынках, проникнуть в экономики важных для нее стран, купив ключевые производства и другие экономические активы, а затем, интегрировавшись таким образом в ведущие экономики мира, начать оказывать на них выгодное для себя, собственной политики и своих интересов влияние.

Что и произошло. Текшие в Россию рекой нефтедоллары от продажи углеводородного сырья затем перекачивались в банковскую систему западных стран, Великобритании прежде всего, как известного центра банковской мировой системы. Затем на эти деньги скупалась престижная недвижимость в центре Лондона для личного пользования и извлечения новых прибылей, и многое-многое другое, вплоть до упоминавшихся выше футбольных клубов – промышленностью российские нувориши, разбогатевшие на «дерибане» госсобственности, не особо склонны были заниматься. Не умели, да и слишком это непростое и хлопотное дело. Возврат средств долгий. А норма прибыли не такая уж и высокая. То ли дело по привычной схеме, украл – продал. Быстро и эффективно. А деньги отмыл в Лондоне, где и прикупил особнячок и еще парочку для перепродажи.

Та же политика проводилась российскими нуворишами с ведома российских властей повсюду в мире, где это было возможно. Скупались банки, предприятия, жилая и нежилая недвижимость в странах, представлявших для РФ хоть какой-то стратегический интерес. Так оказалась скупленной огромная часть недвижимости не только в Англии, но и в США, Франции, Германии, не говоря уж про всякие там венгрии, чехии, мальты и греции с кипрами – Россия готовилась к реваншу.

И вот в какой-то момент новейшей истории российские деньги «проснулись» и стали оказывать влияние, как и предлагал дальновидный Чубайс, на политику стран их пребывания. «Либеральная империя» обозначила себя, свою силу и свои интересы. К тому моменту, правда, слово «либеральная» в данном словосочетании утратило всякий смысл, поскольку в стране-родине этой новой империи установился, а скорее возродился истинно имперский порядок, ей веками присущий. Теперь это была не «либеральная», а финансовая империя, точнее финансовые щупальца возродившейся российской империи.

Чубайс не создал никакой «теории», он просто озвучил идеи, витавшие в российской верхушке того времени, о проникновении на Запад с помощью денег, разложении его, развращении и затем использовании собственной возросшей силы и влияния в российских геополитических интересах. То есть, никакой «новой» России не было. Она всегда была, есть и будет той же – агрессивной слаборазвитой страной с амбициями мирового господства.

А Запад, убаюканный сказками собственных «мудрецов» о наступлении в мире «пост-индустриальной эпохи», проспал как проникновение «щупалец» России в свое собственное «тело», так и возвышение Китая, не побрезговавшего в свое время разместить у себя столь немилые Западу индустриальные производства. Китай, обладающий не меньшими, чем Россия, претензиями на мировое господство, и так же, как и она, склонный к авторитаризму и тоталитаризму, а не к демократии и толерантности,  благодаря проведенной с помощью западных экономик индустриализации, накопил, опять же благодаря ей, и огромные финансовые средства, и теперь уж никак не нуждается в западной финансовой подпитке. Наоборот, он сам готов стать финансовым центром мира, оттеснив в сторону бывших ведущих игроков, научивших его правилам игры, а теперь превратившихся в ненужных конкурентов.

Таковы вкратце итоги «пости-ндустриального» развития мира в пост-коммунистическую эпоху. Запад принял на веру недальновидные мировоззренческие концепции, которые оказали ему плохую услугу.

И вот на фоне всех этих глобальных событий произошло отравление в английском Солсбери бывшего английского шпиона Скрипаля, которое, скорее всего, планировалось путинскими спецслужбами как демонстративная месть перебежчику и щелчок по носу английским спецслужбам – не более того. Но ! Все пошло не по плану. Это отравление произвело в английском обществе эффект разорвавшейся бомбы. Бунт подняли уже простые граждане, жители тихой английской глубинки. Оказалось, что даже они, живя вдалеке от бурного Лондона, этого современного Вавилона, не могут чувствовать себя в безопасности.

Английские власти, десятилетиями потакавшие России в перекачивании в лондонский Сити денег из России и способствовавшие переезду на Альбион самых одиозных российских персонажей, закрывшие глаза на убийство Литвиненко, Березовского и многих других выходцев из России, оказались лицом к лицу с собственным гражданским обществом, начавшим вдруг – с чего бы это ? – задавать властям нелицеприятные вопросы, как то, когда прекратятся на территории их страны заказные убийства граждан, так или иначе связанных с Россией и ее политикой в мире ? Какова роль российских денег во всех этих историях, и что предпринимают власти, чтобы обеспечить безопасность собственных граждан перед лицом угроз, исходящих от РФ ?

Эх, незадача ! Как же не хочется на все эти злокозненные вопросы отвечать ! С какой неохотой явилась английская премьер-министр Тереза Мэй на слушания в парламент ! Ее будто на поводке туда притащили. Дела-то творились десятилетиями, российские деньги текли на Альбион все годы с распада Союза, а отвечать за все это, за всю эту недалекую, алчную и просто идиотску политику вдруг выпало ей ! Не повезло. Но тут уж ничего не попишешь, английский избиратель взбешен и ему рот просто так не заткнешь – это не Россия. Дело для Мэй может закончиться и отставкой, тут уж не до шуток. Она выдвинула России смешной ультиматум, пригрозив некими мерами, если причастность РФ к инциденту со Скрипалем будет доказана. Но при этом не сказала ни слова о доле российских денег в экономике Британии, не обмолвилась ни словом о возможных санкциях против живущих в Англии российских нуворишей, являющихся, по-сути, проводниками политики Путина и нео-имперской России.

Смотреть на ее выступление в парламенте было и противно, и неприятно. Лидер страны, некогда почитавшейся великой, металась в растерянности между Сциллой и Харибдой – чтобы и остатки авторитета у избирателей и собственных граждан не растерять, и русских пожурить, и лицо сохранить. И невинность соблюсти, и капитал приобрести. Жалкое зрелище. Капитал (российский) давно приобретен, и невинность с позором утрачена. Теперь что же, и без капитала остаться ? Вот так сюжет...

Елей для Путина. Великобритания для него давным-давно великой не является. И это, увы, факт, который британцам следует признать. Они растеряли свой боевой дух и силу предков и разменяли международный авторитет на сытое, безмятежное существование в «пост-индустриальной» реальности.

Если вынуть все деньги сомнительного происхождения из английской банковской системы – она просто перестанет существовать, а вместе с ней и сама, некогда бывшая великой Британия, и англичане сами это прекрасно знают. Их правители, по-сути, давно уже превратились в наемных менеджеров по управлению российскими активами на туманном Альбионе.

Туман над которым сильно сгущается. Гляда на происходящие там события, невольно впоминаешь древний Рим, который погиб, когда его граждане, возжелали только "хлеба и зрелищ". А ведь великий Черчилль, призывая англичан к борьбе за их собственное будущее, не обещал им ничего, кроме "крови, пота и слез"...

 

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить