Мелок Днепр при любой погоде

Часть 2

 

Итак, после распада СССР Украина выбрала путь ни шаткий, ни валкий – путь сплава по течению реки истории. Куда-нибудь да вынесет… В обществе не было никаких системообразующих идей относительно будущего страны, как не было и ответственной национальной элиты, такие идеи порождающей и воплощающей в жизнь.

Это объяснимо – веками все мыслящие люди оттягивались из Украины в центр империи, в метрополию (Гоголь, Булгаков етс). Остававшаяся в Украине мыслящая часть общества воспринимала свою собственную родину как неотделимую часть Российской империи, а самих себя – как носителей некой второсортности по отношению ко всему русскому – от языка и науки до всевозможных повседневных проявлений. Таким образом, в Украине веками формировалось общество, лишенное национальной элиты. Социальный срез украинского общества был очень долгое время таков: крестьяне (село), мещанство (города и местечки) и сравнительно небольшая прослойка имперски-ориентированных дворян-помещиков, а позже капиталистов-предпринимателей. То есть, нынешнее украинское обывательство происходит именно прежде всего от крестьянства, затем промышленных рабочих (также недавних выходцев из крестьян) и мещан (довольно давно оторвавшихся от села и «почвы»), поскольку капиталисты-промышленники и городские зажиточные слои были уничтожены в ходе революции и гражданской войны начала прошлого века.

Национальная интеллигенция, понимавшая суть происходивших событий и продуцировавшая интеллектуальный продукт, имевшая силы если не повести за собой обывателя, то создать оппозицию большевистскому режиму, была уничтожена в ходе репрессий 30-х годов прошлого века. Ее место впоследствии заняли советские «образованцы» (используя термин Солженицына), не имеющие к украинскости никакого отношения и воспитанные СССР в духе имперскости. Все украинское им было чуждо, они были призваны лишь проводить в жизнь политику партии и советского правительства.

Вообще же современное украинское обывательство происходит во многом именно из сталинских тридцатых с их голодоморами и принудительной индустриализацией. Оно имеет весьма мало общего с классическим украинским городским мещанством прошлого, бывшим зачастую очень патриотичным. Нынешний обыватель – именно наследник сталинщины. Сталин – крестный отец нынешнего украинского обывателя. Он, этот самый обыватель, возник, когда огромные массы населения ввиду угрозы голодной смерти в родных селах двинулись в города трудоустраиваться на заводы и фабрики. Таков и был план большевиков, ставивших одной из главных задач в Украине «борьбу с мелкобуржуазным укладом», т.е. с зажиточным украинским крестьянством.

Не удивительно, что нынешний украинский обыватель абсолютно индифферентен ко всему украинскому, кроме, разве что, борща. Он если не презирает все украинское, то относится к нему совершенно безразлично, т.к. не видит никакой материальной выгоды в «украинскости». И потому ее не ценит. Ведь ее, украинскость, нельзя быстро конвертировать в какие-либо реальные жизненные блага – например, карьерные, и прочие (благодаря ей быстро занять лучшую должность с более высокой зарплатой и т.п.). Виновата в этом, конечно же, «новая», независимая Украина, которая, выбрав путь медленного сплава по течению реки времени, не смогла воспитать в миллионах своих граждан чувство любви и уважения к собственной родине.

Не приходится удивляться и тому факту, что известные события в Крыму и на Донбассе были поддержаны именно тамошними обывателями, чувствующими свое кровное родство со сталинщиной и путинской Россией, наследницей сталинского СССР, и не чувствующими ничего общего с Украиной.

Обыватель – конформист и приспособленец. Эти черты – незыблемы для характеристики обывателя и обывательщины, они являются частью его стратегии выживания. Он уважает и понимает только силу и право силы. И потому он исторически ненавидит интеллигенцию – у нее нет власти и, следовательно, силы. Это гениально показано все у того же Булгакова – Шариков побаивается профессора Преображенского, поскольку тот приближен к власть имущим в силу своей профессии, и от всей души ненавидит разночинца доктора Борменталя, который его и угробил в конце концов. Здесь показан исторический конфликт между обывательщиной и выходцами из ее же среды, разночинцами.

Разночинцы, городская интеллигенция, всегда исторически находились между двумя враждебными им силами – властью, преследующей свои интересы и цели и обывателем, пресмыкающимся перед властью ради собственного выживания. Современный украинский обыватель на словах ненавидит олигархию и лично каждого олигарха, что тем не менее не мешает ему идти работать на предприятия этих самых олигархов и всю жизнь перед ними пресмыкаться – пока те ему платят деньги и являются хозяевами жизни. Как только позиции того или иного олигарха ослабевают, толпа его тут же «сжирает». Так было, например, и с Януковичем, которого обыватель переизбирал на президентский пост дважды, а когда его режим пал, обыватель бросился плевать ему в спину, ничего не сделав для его спасения. На Майдан обыватель вышел массово только тогда, когда понял, что дни режима Януковича сочтены. То есть, просто перешел на сторону силы.

Интеллектуалы, как профессор Преображенский, из лучших побуждений породили шариковщину в надежде на просвещение «народа», который в принципе не просвещаем. Триста лет европейского «просвещения» тьмы, следует констатировать, не дали почти ничего для изменения косной инертной массы, кроме, разве что, всеобщей грамотности. Ибо тьма сия непроглядна есть. Современный Шариков умеет и читать, и писать, и серфить в смартфоне, и даже диплом о высшем образовании имеет, но от этого не перестал быть Шариковым.

Развитие массы происходит весьма и весьма медленно, веками, или целыми «геологическими периодами», как было сказано в одной умной русской книге. Если оно, это развитие, возможно вообще в принципе. Этот вопрос так и не прояснен до конца. Многие народы Африки, номинально живя в 21-м веке, реально находятся в веке каменном. Отношения со временем и историей у каждого народа свои, и они – субъективны. То есть никакому научному исследованию и объяснению не поддаются. О них гораздо лучше говорят легенды и мифы того или иного народа, чем любые «научные» исследования.

Обычно Украину характеризуют как страну, находящуюся в состоянии «посткоммунистического транзита». Но эта формулировка мало что объясняет. В состоянии такого транзита после развала СССР оказались множество стран, бывших республик и членов советского блока. Но все они находятся в разной степени развитости и сталкиваются с весьма различными внутренними проблемами. Что общего, скажем, у той же Украины и Таджикистана ? Ничего, кроме того, что когда-то они были частями одной империи.

Главная же проблема Украины, как представляется, не в том, что она находится в состоянии «посткоммунистического транзита» (откуда – куда ?), а в том, что она (точнее, ее обывательщина) не вышла до сегодняшнего дня из феодализма, в котором до сих пор ментально находится огромная часть ее населения.

Уровень развития обывательской массы, как уже было сказано, разный в разных странах и обусловлен как объективными (исторические события), так и субъективными (культурные традиции, верования, представления о мире и своем в нем месте) факторами.

Уровень же развития обывательской массы в Украине крайне низкий. Гораздо ниже среднего. Если сравнивать украинское обывательство с национальной колыбелью, Днепром, то можно сказать, что оно, как и Днепр, перегороженный при советской власти каскадом бессмысленных плотин для создания никому не нужных водохранилищ, обмелело и замедлило свое движение. Оно, обывательство, не в состоянии породить никакой достойной внимания идеи, интересной для мира, да и вообще не в состоянии что-либо создавать – только потреблять созданное другими ради собственного, никому не нужного выживания и самосохранения..

За годы независимости Украины уровень этот только снижался год от года, поскольку государство не имело никакой политики относительно развития собственного населения. Все эти годы происходила постепенная, но неуклонная деградация населения Украины. Это связано, кроме прочего, еще и с тем, что в итоге бездумной хаотической приватизации промышленных объектов, захватившие их криминальные и полукриминальные элементы не занимались развитием и поддержанием на надлежащем уровне доставшейся им задаром собственности. Им, в силу их ментального убожества, это было неинтересно, да и просто недоступно ввиду уровня их умственного развития. Все для них сводилось к выкачиванию из предприятий максимальной прибыли и выводу ее за рубеж с последующей скупкой в богатых стабильных странах имущества и недвижимости. В результате в Украине произошла деградация производительных сил. Врачи научились брать взятки и совершенно разучились лечить. Учителя не умеют учить, а только жалуются на маленькую зарплату, не догадываясь, что уровень предоставляемых ими знаний зачастую не стоит даже тех денег, которые им платит государство. Выпускники вузов поголовно профаны, образованцы, купившие диплом и не знающие совершенно ничего – не только по своей специальности, а вообще. Найти толкового классного слесаря или токаря – большая проблема. Предприятия сталкиваются с дефицитом квалифицированных кадров. Зато налицо раздутые силовые структуры с гипертрофированным финансированием, которые, впрочем, при малейшем обострении ситуации не в состоянии исполнять свои прямые служебные обязанности ни в одной из вверенных им сфер. Качество украинского обывателя приближается к нулевой отметке. Хуже качество народонаселения разве только в Африке.

Конечно, самым ярым критиком и противником обывателя и обывательщины за всю историю мировой культуры был и остается Фридрих Ницше. Он ненавидел обывателя. И звал к его «преодолению». Но видел это преодоление в создании некоего «сверхчеловека», не давая рецепта его воспитания. Отрицая все обывательское, любую обывательщину, и прежде всего стадность обывателя, Ницше видел спасение от нее в индивидуализме. Он возвел индивидуализм, как противовес стадности и коллективизму, в абсолют. Государство мыслилось Ницше именно как продукт стадности обывателя. И потому он отрицал любое государство. Но Ницше давно нет, а обыватель только множится, ширится и растет. Весь современный мир – мир обывателей и обывательщины.

Последние попытки борьбы с обывательщиной имели место в мировом искусстве в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века. Но и они не принесли почти никаких результатов.

Ибо тьма сия непроглядна есть.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить