Миры Уэллса

 

Герберт Уэллс (1866-1946) – великий английский писатель-фантаст, живший и творивший сто лет тому назад, на переломе девятнадцатого и двадцатого веков. Он продолжал дело, начатое французом Жюлем Верном, развивая жанр научной фантастики.

Отличие Уэллса от Верна в том, что он придавал большее значение социальным проблемам того времени, заострял внимание не только на положительных сторонах технического и научного прогресса, но и проблемах, которые они несут с собой для человечества. А некоторые его произведения можно считать анти-утопиями, как, например, романы «Война миров» и рассматриваемый здесь «Первые люди на Луне».

О величине таланта Уэллса говорит хотя бы тот факт, что его произведения продолжают экранизироваться и сейчас, спустя более чем сто лет после их создания – «Машина времени», «Человек-невидимка», «Война миров»…

Уэллс в своих произведениях не боготворит человека и не восхищается взахлеб достижениями его разума, а очень часто встревожен возможными злоупотреблениями достижениями человеческого гения со стороны всевозможных злых сил и недобросовестных политиков. Уэллс предупреждает и предостерегает. Он – визионер и пророк. Он опередил свое время как минимум на сто лет.

В части чисто технических решений и деталей многое из написанного им, конечно, уже не актуально ввиду технического прогресса. Но сама суть поставленных им проблем ничуть не менее актуальна, чем в годы, когда они были сформулированы автором.

Будучи выходцем из весьма небогатой семьи, Уэллс, тем не менее, никогда не разделял идей радикальных социалистов и тем более коммунистов, весьма популярных в Великобритании в те годы. Он видел оторванность радикальных идей коммунистов от реальной жизни масс и предупреждал об их опасности для отдельных обществ и мира в целом. Ленина, с которым он имел личную встречу, Уэллс назвал «кремлевским мечтателем». Время показало его правоту - до каких крайностей человеконенавистничества может довести абстрактная мечта о всеобщем счастье.

 

        

 

 

         Один из двух главных героев романа, ученый Кейвор, представляет собой тип интеллектуала, которого интересует только наука ради науки – он решил поспорить с мироустройством и изобрести вещество, способное противостоять силе всемирного тяготения. То есть, он хочет поспорить с Божьим замыслом об этом мире и противопоставить ему силу человеческого разума.

Уже позже, оказавшись на Луне, Кейвор понимает опасность собственных идей и отказывается от них, придя к мысли, что у людей достаточно работы по улучшению жизни дома, на Земле, и не за чем им пока что лезть за ее пределы, до тех пор, пока они сами не усовершенствуют себя, свою агрессивную, порой захватническую, хищническую сущность. Придя к таким умозаключениям, он даже отказывается вернуться обратно на Землю и навсегда остается на Луне, в плену у лунных жителей, селенитов, как их называет Уэллс.

Второй главный герой произведения, некий мистер Бедфорд, - воплощение духа английского капитализма с его страстью к наживе и готовностью ради нее пойти на любые авантюры. Именно ради возможной наживы Бедфорд и ввязывается в предприятие Кейвора. Он надеется найти на Луне некие богатства, которые сделают его жизнь безбедной. Именно это ему и удается – он возвращается на Землю с двумя прихваченными на Луне ломами, которые, как оказывается, сделаны из чистого золота, поскольку там все сделано из него же. Золото для селенитов – что железо для землян.

Но Бедфорд, как и всегда у Уэллса, не человек-функция. Он – сложная натура, которой не чужды острый трезвый взгляд на вещи, рефлексия и даже поэтичность. Он – продукт своего времени, дитя своего века.

Здесь следует отметить, что герои у Уэллса всегда рельефны, они никогда не схематичны, как порой бывает у других писателей-фантастов, которых более интересует некая проблема, а герои произведения скорее некие функции, которые призваны эту проблему иллюстрировать. То есть, проза Уэллса психологична, автора интересуют не просто люди-функции, персонажи с определенной задачей, а живые люди, с их положительными и отрицательными качествами.

Так, Бедфорд, несмотря на свою алчность, оказывается очень преданным человеком, верным товарищем и надежным спутником для Кейвора. Он не бросил его в одиночестве на Луне в плену у селенитов, хоть фактически так и получилось, а до последнего пытается вызволить его из плена, даже уже находясь на Земле.

Отдельного разговора заслуживают описания природы в произведениях Уэллса. Он – тонкий знаток английской природы и великий ее ценитель. Все описания английской провинции поэтичны исполнены какой-то задушевности на грани с сентиментальностью.

Ничем, впрочем, не хуже у него описания природы иных миров – описание природы Луны в романе, о котором мы говорим, тому примером.

Но Уэллс, как истый англичанин, никогда не впадает в сентиментальщину. Он искренне любит природу и боится вреда, который способны своей деятельностью нанести ей люди. И тут он тоже оказался провидцем и пророком.

Уэллс всегда симпатизировал России, но так и не принял ни марксизма, ни большевизма. Он трезво смотрел на вещи и видел опасность, которую несут с собой эти радикальные идеологии.

И хоть он не сразу смог распознать людоедскую сущность Сталина, все же он не стал на его сторону и не оправдывал его политику и тоталитарные практики.

В романе «Первые люди на Луне» Уэллс критикует как капитализм, так и коммунизм. Он описывает общество, построенное селенитами как тоталитарное. Все там подчинено воле верховного вождя, Великого Лунария. Общество селенитов разделено на касты, переход из одной в другую невозможен. Они настолько принадлежат своей касте и роду занятий, что видоизменились и внешне: представители одного рода занятий не имеют ничего общего с представителями других профессий и каст. Объединяет их только лунное гражданство и язык. Так писатель выражает свое несогласие с путями, которыми пошло человечество, с разобщением людей, разделением их на сословия и классы.

Чрезмерная специализация видится Уэллсом как однозначное зло, ведь люди перестают быть людьми и становятся какими-то заложниками собственной профессии и общественной группы, утрачивая связь с другими членами общества. Короче говоря, Уэллс против превращения людей в шестеренки и винтики общественной машины, что как раз и проповедовали коммунисты.

Уэллс-мыслитель не приемлет никакого радикализма, ни правого, ни левого. Он на стороне здравого смысла и поступательного развития, последовательного прогресса. И в этом он – истый англичанин.

В то же время Кейвор, зная природную агрессивность людей и понимая неизбежность колонизации Луны в случае овладения его секретом английским правительством, отказывается от возвращения домой, обрекая себя на гибель на Луне среди селенитов ради их же спасения от неизбежной гибели в случае вторжения людей.

Мало кто из советских исследователей творчества Уэллса обращал внимание на явное сходство героев и сюжета «Первых людей на Луне» с известным кинофильмом-антиутопией позднесоветского периода «Кин-дза-дза» режиссера Георгия Данелии. Но совпадения эти и параллели очевидны. Данелия явно вдохновлялся идеями и героями Уэллса: те же двое главных героев попадают на некую постапокалиптическую планету, где жизнь на поверхности уничтожена, а жители скрываются под землей, правит же ними некий несмещаемый тиран. Фильм – явная пародия на поздний СССР с его нищетой и отсутствием элементарных свобод и прав человека. И Данелия использовал в своей работе мысли, эстетику и поэтику Уэллса. Что, впрочем, говорит только в его пользу. Таким образом, проза Уэллса продолжала свое воздействие и спустя восемьдесят лет после выхода в свет.

Она продолжает «работать» и сегодня: время от времени появляются все новые и новые экранизации романов великого английского писателя, гражданина, провидца и пророка Герберта Уэллса.

Так что поверьте, друзья, если вы вдруг решите взять в руки какую-нибудь из книг Уэллса, время, потраченное вами на ее чтение, ни в коем случае не будет потрачено бесполезно.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить