Crazypeople

                                                                        Рая Чичильницкая

                                                                          Вперед в пещеры

                                                                                                                                                эссе

 

Сегодня искусство и литература спустились с элитарного Олимпа и поистине стали достоянием масс. Творчество утратило свое уникальное предназначение. Творцы превратились в простых смертных. Пишут и публикуются все, кому не лень.  Изображают и выставляются - тоже. 

В основном, виртуально. На сайтах и на "стенах". На обозрение всего мира. Как в том анекдоте про чукчу: “Что вижу, то пою” (то бишь, пишу или рисую).   Почти как когда-то в старые добрые первобытно-пещерные времена, только в электронной форме.  Прочесть, просмотреть все эти наскальные записи-изображения невозможно: нет ни времени, ни сил. 

По-настоящему прочувствовать, отреагировать и оценить – тем более. Поэтому большинство авторов остаются безличными, безымянными и незамеченными, хотя имена их и лица выставлены на многих страницах Интернета, и есть возможность узнать о них все

Исчез таинственный ореол, некогда окутывавший автора. Печатью божественности отмечены слишком многие: увы, печать эта девальвировалась. Массовость поглотила личность, стандардизация – индивидуальность, информационная зависимость нивелировала людей, превратив их в добровольных рабов чьих-то правил, вкусов, интересов. Дух потребительства заменил духовность, формализм религиозности – веру, поклонение товарам стало новым идолопоклоничеством.  Впрочем, где-то рабовладельчество практикуется в более традиционном, примитивном виде: там, как и в древности, людей продают в рабство. 

     Ну а в области геополитическойтенденция исторического атавизма выразилась в другой форме.Тут человечество скатилось до феодальной междоусобицы, противопоставив себя стандартизации бытия.

Нынче все требуют независимости, суверенитета и прав.Все дробится, делится, отпачковывается, становится на ножки, заявляет о себе, требует респекта.  Агрессия растет.  Национализм захлестывает. История перелицовывается.  География перекраивается.  Демография перехлестывает пороги и ставит рекорды.Возникают, надуваются и лопаются социально-экономические пузыри.Шовинизм, тоталитаризм, фашизм и прочие -измы возрождаются.Прошлое забывается, настоящее нищает, будущее блекнет.   Массы кочуют в поисках средств пропитания или физического спасения, и воины отправляются в “крестовые походы” насаждать демократию или фанатизм определенного толка.

Что же делать в обстановке повсевместного краха?

Конечно же, затевать братоубийственные войны. Остроконечники воюют с Тупоконечниками, шииты – с сунитами, западники - с восточниками, исламисты – с инфиделами, весь мир – с евреями.Впрочем, это последнее было почти всегда.

Причина не столь важна. Повод всегда найдется. Кто не с нами, тот против нас.

Как льдины при весеннем ледоколе, раскалываются страны.Новорожденные их осколки неистово враждуют друг с другом.  Возрождаются города-государства. Перетягивая духовный канат, сталкиваются религии, и захлестывает окульт.

“Наш” бог всегда истинней “ихнего”.  Точка.  Ради этого стоит взрывать и взрываться.  В мир иной отправляются жертвенники и жертвы: кто в рай, кто в ад, зависит от того, кого спросить.  Жертвоприносители, однако, умирать не спешат: им и здесь неплохо.

Бунтует природа.  Тает вечная мерзлота, растет уровень океана, повышается уровень озона в атмосфере, повсюду – климатические экстримы. Поднимают голову смертоносные микробы. Грядет черно-зеленая чума исламского радикализма. Иудеев опять модно обвинять во всех смертных грехах и наказывать соответственно. Вот-вот, гляди, и запылают костры, сжигающие крамольные книги и идеологических еретиков.

Все возвращается на круги своя. Опять - “время разбрасывать камни”.

А вот в экономике вроде бы идет обратный процесс собирания частей в целое: укрупнение.  Глобализация в разгаре.Экономические союзы, общие валютно-монетарные системы, всемирные банки, рынки и стандарты.Все переплетено и связано со всем остальным.Отдельно взятая страна представляет собой экономическое “ничто” и выжить не в состоянии.Только в общей связке, в коллективе.

Однако коллективы эти не столь дееспособны, как предполагалось.Их участники далеко не равны между собой и это, конечно, сказывается. По идее, те, кто сильнее, обязаны помогать тем, кто послабее, и всем будет от этого справедливо и сытно.

В реальности же такое перераспределение продолжаться долго не может. Помощь сильных слабым хороша на бумаге, но в жизни это означает, что те, кто сильнее, тянут тех, кто послабее, и от этого те, кто был сильнее, тоже ослабевают, теряя способность кого-то на себе вытягивать. Ресурсы ведь не вечные, не безразмерные. В результате слабым становится весь экономический коллектив.Конечно, в зависимости от различных факторов кто-то в нем продержится дольше, а кто-то обанкротится раньше.

Индивидуальные бизнесы истребляются в массовом масштабе.  Большинству из них уже не до здоровой конкуренции.Конкурировать приходится не с себе подобными, как было раньше.  Все силы и ресурсы уходят на борьбу с финансовыми гигантами: банками, брокерными и страховыми компаниями.  А также с государством, навязывающим свои, все более жесткие правила. А также с копеечной продукцией других государств, в которых труд ничего не стоит.

В этой неравной борьбе мелкие и средние бизнесы шанса выжить почти не имеют.Продолжительность их существования – лишь вопрос времени. Увязая в сети бюрократических препон и отсутствия кредитного кислорода, они, как рыбешки, самозабвенно бьются, задыхаются и пожираются банковскими акулами.Кто-то облегчает свою участь банкротством. Но что это за участь?

А что же происходит на этом фоне с нами, с людьми, с нашими личными и общественными взаимоотношениями? Обобщать это, конечно, почти невозможно. Все зависит от массы демографических, этнографических, социально-общественных, культурно-образовательно и индивидуально-психологических деталей.Зависит от того, о “ком” и о “где” идет речь. Рассматривать такое можно только в контексте окружающей и формирующей людей среды, цивилизации, к которой люди принадлежат.

Однако, в целом мне представляется, что мы как человечество остались такими же первобытно-пещерными созданиями, как и были когда-то на заре общественной эволюции. Да, наш долгий путь привел к множеству культурных, социальных, научных и технологических изменений. Да, для большинства радикально изменились быт, условия и образ жизни. Да, во многом изменились к гораздо лучшему.

Но эволюция эта не изменила нас кардинально. Не искоренила ни эгоистичность наших страхов, ни косность и ограниченность нашего сознания, ни наши низменные порывы.Мы по-прежнемупредельно агрессивны и взаимно неприемлемы своими отличиями. Мы по-прежнему существа во многом стадные, жадные и разрушительные.

Мы по-прежнему заботимся прежде всего “о своей шкуре”. Изменились внешние формы и способы выражения. Внутренняя же суть осталась почти без изменений.

Все, как всегда. Чем больше мы меняемся, тем больше мы остаемся теми же, возвращаясь к начальной точке. Круг-виток спирали замыкается. Мудрые это понимали и понимают. Но сколько этих мудрецов и какого их влияние на наш мир нынче?

Природа устала от человека, а человечество устало от себя.

Часть его устала от выдуманных нами же самими, предающих нас идеалов; от собственных несостоявшихся иллюзий светлого будущего; от баррикад и крови, ведущих к повторению той же тирании, против которой боролись, только в другом обличьи; от коррупции, фарисейства и обманов правителей; от осознания себя пешками, передвигаемыми по доске какими-то игроками; от отсутствия смысла и ценности своих жизней. 

Эта часть – апатична: у нее больше не осталось сил и желания бороться.  Яростность идеализма осталась позади. Тела и умы заплыли, оброслижирком, обленились. Аппетит приглушился: все испробовано и больше ничего не хочется. 

Ослабла, а у многих полностью исчезла вера.   Идеология выхолощена.  Религия, независимо от ориентации.свелась к формализму и язычеству.Политика слетела с изысканного макиавеллиевского пъедестала в смердящую выгребную яму.Общественные институты, вместо былого уважения, вызывают циничные насмешки.

Все на продажу.В том числе этика и мораль.Они заменены пуританским морализированием или полным разгулом страстей. Ухватиться не за что, кроме как за комфорт доживания в довольствии и покое.  Даешь общество победившего материализма! После нас хоть потоп! 

И в то же самое время раннее явное, незыблемое утратило свою ощутимость, устойчивость и материальное, превращаясь в виртуальное. Аналог заменил бумагу, emoji заменили диалог, информация заменилапродукцию, отношения заменилисьобменом мало что значащих слов и bodily fluids, пустота сменила наполненность.

Из материализма исчезает материя.Все становится зыбким, нестойким, неопределенным, нереальным, как мираж, галлюцинация.  Все погружается в сон…

Другая же часть человечества, никогда не имевшая ни комфорта, ни прав, ни иллюзий на построение “рая на земле”, теперь развивается в ином направлении. Эта часть устала от лишений, унижений, голода, нищеты и жизненной беспросветности. Она выходит из многовековой зимней спячки, физически отощавшей, но с накопленным духовным запалом. Этой части терять нечего.Им, по большому счету, всегда было плохо, и они привыкли к тяготам.

Они изголодались.  Они худы, поджары, быстры, агрессивны и беспощадны.Их агрессия может проявляться примитивно и спонтанно или на самом высоком уровне планомерной изобретательности, но и в том, и в другом случае она обладает сильным разрушительным потенциалом.

Они ненавидят ту, другую часть, до сих пор жившую лучше и сытнее их самих.  В этом они хитры, манипулятивны и знают, как использовать в своих целях слабости тех, кого ненавидят - своих противников.  Они ревностно сохраняют свои устои, какими архаичными и варварскими те не были бы.И, в отличие от своих ненавистных противников, они буйно размножаются, увеличиваясь в прогрессии.

Силы их не растрачены на социальные революции, борьбу за права человека и за мир во всем мире, и построение общества, где царит свобода, равенство и братство.  Демократии для них не существует: она им не нужна и игры в демократию не нужны им тоже.  Разве что для достижения своих целей можно немного и поиграть. Однако, живя среди тех, у которых подобие демократии существует, они, пользуясь ее привиллегиями, отвоевывают себе правовые поблажки. Их считают идеалистами потому, что земная жизнь для них не так важна, как та, потусторонняя, к которой они стремятся так страстно и во имя которой так часто собой жертвуют.И тем не менее, их духовные идеалы и верования весьма конкретны, ощутимы и в этом материальны.

В отличие от своих противников, им есть, за что ухватиться и за что бороться: невидимое нам для них вполне реально.  Большинство из них не раздирают сомнения и противоречия, для них не существует оттенков.Их дух целен, целенаправлен и яростен, а мир – четок, прямолинеен и черно-бел. Это придает им устойчивость и дает (по крайней мере, временное) преимущество в битве со своими во всем сомневающимися противниками-релятивистами.

Возможная их победа ознаменует собой полный и реальный откат человечества в средневековье или в рабовладельчество.

Как мне кажется, диалектический парадокс нашего существования сегодня проявляется ярче, чем когда-либо на веку моего поколения. Борьба и единство противоположностей выражает себя во всех сферах, формах и контекстах.  Глобальное потепление проявляет себя в более холодных, суровых зимах. Виртуальное общение всех со всеми через всемирную сеть сочетается с повсевместным, реальным одиночеством. Демократически санкционированные процессы приводят к выбору автократии обществомИ так далее, и тому подобное…

Проявляется это и в одновременности обостренной до болезненности защиты личности и полной информационной обнаженности на виду у всего мира. Сообщаются мельчайшие жизненно­-бытовые подробности и события.Выставляются на обозрение тела, мысли и чувства. Изливаются творчески массово и публично на стенах виртуальных пещер.

Пещер, в которые человечество опустилось по пути в светлое будущее.

 

 

                                                                                                     ***

 

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить