С.Тило

 

Б/И

(Без имени)

 

рассказ

 

 

(рождественская быль, анти-Диккенс)

 

 

 

 

- Умер он, замерз, - ответил на мой вопрос дворник.

Он – это бомж, живший под соседским балконом все последнее время.

- Уже и похоронили. Я сам и скорую вызывал, и полицию, - продолжал дворник безо всяких эмоций.

- А как его звали ? - спросил я.

- Не знаю. Мне-то что до него ? Навозился только с мертвым, а мне ведь за это не платят.

На этом мы расстались, я пошел своей дорогой, а дворник продолжил свою работу, мести двор.

Весь тот день я не находил себе места, несколько раз выходил во двор посмотреть на место, где бомж «жил», точнее, обитал – просто ниша под балконом-лоджией первого этажа. Там у него была лежка, лежал старый грязный пружинный матрас и изодранное ватное одеяло, которым он укрывался. Зима в этом году выдалась очень холодная, ночью морозы усиливались и до минус двадцати пяти. Как он выживал – ума не приложу. Появившись в нашем дворе, он поначалу пробовал ночевать в соседнем подъезде, но жильцы его выгнали – на мороз… А ведь я помню, как они ходили на профсоюзные, комсомольские  и партсобрания и клеймли позором загнивающий Запад, где человек человеку волк – мы почти все, кто живет в этом доме, работали на одном заводе, который с развалом Союза остановился. Как быстро они все об этом забыли ! А я вот помню.

А ведь он никому не мешал и плохого ничего не делал. Тихий был человек, раздавленный жизнью. Просто хотел как-то дотянуть свои дни – жизнью это, пожалуй, и не назовешь. А двор наш он облюбовал, скорее всего, из-за свалки мусорной, где ему всегда можно было чем-то поживиться. В основном он собирал макулатуру и металлолом, которые сдавал в приемный пункт, который находится в металлическом гараже через дорогу от нашего дома – на пропитание, пожалуй, ему хватало. А, может, и на что-то большее: я видел его, курящим сигареты и распивающим бутылку водки из горлышка с такими же, как и он сам, бедолагами. Но я его ни в коем случае не осуждаю, мол, сам виноват в своей судьбе, допился и тому подобное… Во-первых, попробуйте в холодную осень, либо зиму провести весь день на улице в поисках кусков картона или ржавой трубы, что добыть себе на пропитание ! Когда негде ни прилечь, ни согреться… Попробуйте, а потом осуждайте, что, мол, пил. Я лично пьяным его никогда не видел. Да ведь от такой жизни, пожалуй, запьешь… Так что не судите, как говорится…

Мне лично он совсем не мешал. Всегда здоровался со мной, когда я шел выносить мусор. Я давал ему то немного денег (что я мог ему дать со своей нищенской пенсии !), то что-то из теплой одежды, то ненужные мне железяки, скопившиеся в подвале, старые сковороды да кастрюли, которые мне теперь ни к чему, поскольку жена-то моя, Роза Моисеевна, женщина очень хозяйственная, никогда ничего не выбрасывавшая, давно умерла. Он относил все это добро в пункт приема – хоть какая-то копейка в помощь человеку, оказавшемуся в беде…

Двигался он рывками, как сломавшийся робот из «Звездных войн», говорил тоже странно, прерывисто, будто механическая игрушка, понять его с первого раза было сложно. Скорее всего, у него было какое-то неврологическое заболевание - соседи говорили, что он сбежал из какого-то приюта для инвалидов, что ли, который разбомбили во время войны в Донбассе. Добрался сюда, в более спокойные края, но добыть жилья или хоть какой-то крыши над головой не сумел – ведь его трудно было понять, да и документов никаких у него, скорее всего, с собой не было.Никому до него не было дела, никто не спешил помочь – вот и пробавлялся, как мог. Но зла никому не делал, это уж точно. Соседи к нему попривыкли с старались кто чем его поддержать – кто хлеба подсохшего вынесет, кто куртку старую отдаст…

Мне было его жалко – так преданно он, бывало, смотрел мне в глаза, когда я что-нибудь ему выносил. Точно как домашний пес, потерявший хозяев.А ведь он был такой же человек, как и я сам, как и вы, мой читатель, как и все люди на этой земле. И вот его нет. Замерз студеной зимней ночью.

Земля не остановила свой бег, и солнце взошло в то холодное зимнее утро, когда его не стало, точно также, как и миллиарды раз до того. А он уже его не увидел. А ведь он мог бы еще пожить.

Хотя, конечно, может и жизнью это не назовешь. Мука сплошная. И, возможно, он в своих мучениях вовсе был и не виновен. В муках на этот свет появился, в муках жил, в муках его и покинул. А за что, скажите ? Знает кто-нибудь, за что эти все муки ему выпали ? И кто за это в ответе ? Говорят, есть такой ответственный, что за все отвечает, вот пусть он мне скажет, за что так страдал этот человек без имени. Даже у собак есть клички, а у него имени не было. Даже имени ! Ничего у него не было. Соответственно, и терять ему было нечего, кроме жизни самой. Но что это за жизнь была ! Я про это уже сказал.

Я в этом году, как и каждый год, всю зиму провел в Израиле у дочери. Трудно и скучно одному-то, скажу я вам. Всю жизнь мы с женой прожили душа в душу, а тут остался я один. Вот и езжу каждый год к дочери в гости. Помогаю, чем могу: общаюсь с внуками, их у меня двое, мальчик, Давид и девочка, Соня. Милые малыши, мои кудрявые ангелочки. Я их страх как люблю. Посидеть с ними, пока дочь куда-то там по своим делам сходит, или в садик отвести – для меня одно удовольствие, а ей хоть какое-то облегчение. В супермаркет хожу за продуктами по списку, дочерью составленному, или по дому что-нибудь поремонтировать – это все мне труда не составляет, ведь я инженер в прошлом, всю жизнь на производстве. Главное, что не один, а среди близких людей находишься.

Так вот, я же мог пустить его к себе на время моего отсутствия, этого человека без имени, то есть. И не помер бы он, глядишь. Дотянул бы до весны. А я этого не сделал. Значит, я тоже виновен в его смерти. Так выходит.

Или вот эти дамочки из нашего дома, уверен, вы таких знаете, ну из тех, что кормят бездомных котов. Вот и в нашем доме есть парочка таких чокнутых «любительниц животных». Жизнь у них не сложилась, детей нет, так они всю свою неизрасходованную материнскую нежность на котов выплескивают, кормят их, поят… Развелось этих котов у нас в подвале с дюжину. Все жирные такие, аж лоснятся, ленивые… А чего им не лосниться – готов и стол, и дом. И мышей ловить не нужно даже. Я этим женщинам и говорю, мол, лучше бы вон бомжу помогли едой-то, чем котов этих накармливать, толку от них. Так они только фыркнули в ответ и здороваться со мной перестали – мол, я, не люблю животных. А что человек рядом голодный ходит – им плевать. А ведь одна из них, будучи молодым специалистом, так задорно выступала на тех самых цеховых собраниях, про которые я уже сказал, и с задором рассказывала, что у нас-то человек человеку друг, товарищ и брат, не то, что в Америке…

Или вот такой случай. Ходит мимо моих окон каждый день священник. В рясе, ермолке этой ихней, крест на груди болтается – не спутаешь, что поп. Дородный такой мужчина лет сорока, с брюшком, статный – «видный», как наши женщины любят говорить. Лицо аж лоснится от довольства, что у того кота. Рясы всегда из добротного материала пошиты летом светло-серая, зимой черная. Вот я к нему как-то подхожу и говорю,  мол, так и так, вон там, под балконом, живет человек, не поможете ли ему чем, вы же церковь, это вроде как ваша миссия. На что он мне отвечал, что он тут просто идет мимо - живет неподалеку, а приход его не здесь, на другом конце города, а здесь, мол, рядом церковь киевского патриархата есть, это их приход, вот к ним мне и следует обращаться за помощью. И пошел своей дорогой, гордо неся золотой крест на пузе. Понимаете, он не бросился вымыть ноги этому самому безымянному бедолаге и умастить его раны. Те две дамочки, бывшие комсомольские активистки, кланяются ему в пояс всякий раз при встрече.

Я не поленился и сходил в церковь УПЦ, что на берегу реки, неподалеку от нашего дома. Церковь новая, не так давно построенная. Священник сказал мне в ответ на мою просьбу помочь несчастному, что, к сожалению, приюта для бездомных у них нет, приход довольно бедный. Но пусть человек этот приходит, его всегда покормят, одежду и продуктов дадут. И на том спасибо. На церковь деньги есть, понимаешь ли, а на людей нет – как всегда.

При следующей встрече я сказал этому бездомному, чтобы он, если что, обращался в церковь, мол, там обещали помочь. В ответ на это он сказал на своем непонятном языке что-то про то, что попам не верит, и что все одно помирать, раньше или позже. А еще, что у него вся надежда на людей. Люди не все злые, есть хорошие, которые и помогают.

- Вот вы – хороший человек, - сказал он и поковылял куда-то по своим делам, махнув мне рукой на прощанье. – Спасибо вам.

И вот его не стало. Прошло полгода, наступила весна – уже без него, безымянного человека, до которого во всем мире никому не было никакого дела. Наступила как всегда вовремя, без задержек. Но он ее уже не застал.

В один из теплых прекрасных майских дней я шел мимо кафе, что неподалеку от нашего дома. Там был слет байкеров, они каждый год там собираются, тусуются, а потом едут всей грохочущей моторизованной ордой куда-то по своим важным, неотложным байкерским делам. Девушка красивая сзади у каждого за спиной. Позавидуешь… В мое время о таком нельзя было и мечтать.

И вот среди всей этой кожано-никелированной тусовки я увидел… того самого батюшку. Он был весь в заклепках и на черном «харлее». Борода лихо развивалась на весеннем ветерке, а на пузе сверкал все тот же огромный золотой крест.А ведь тот, от чьего имени он насшибал себе со всяких легковерных дураков на этот самый «харлей», ездил на осле…

Я плюнул в его сторону и прошел мимо.

        На поминальный день я, как обычно, съездил на могилу жены, которую каждый год по весне привожу в порядок, помянул ее и выпил еще рюмочку за упокой души человека без имени, забытого всем миром.

 

         КОНЕЦ

 

        2017г.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить