О пошлости и искусстве

 

 

Искусство. Опубликованное на нашем сайте стихотворение Арсения Тарковского, великиго русского советского поэта, отца кинорежиссера Андрея Тарковского, появилось здесь не случайно. Великое стихотворение, безо всякого преувеличения. Гениальное. Монумент. Rock. Скала даже на фоне высот советской поэзии шестидесятых годов двадцатого века. Образец высокого искусства, настоящей Поэзии с большой буквы. Чтобы истолковать этот коротенький текст, пришлось бы написать целое исследование – если не книгу, то статью во всяком случае.

О чем оно ? О вечной человеческой неудовлетворенности достигнутым и его результатами. О неуспокоенности, о требовательности к самому себе. О соотнесении собственной жизни и деятельности с неким абсолютом, который в тексте ни разу не упоминается. Лирический герой стихотворения – человек, не удовлетворенный итогами своей жизни, хотя все в этой жизни для него складывалось удачно – «…листьев не обожгло, веток не обломало…» То есть, чисто внешняя сторона жизни для него протекала вполне успешно. Но ведь есть и другие стороны жизни, кроме внешне-событийной. И вот тут-то, пожалуй, не все у него в порядке, о чем он и намекает. Говорит он при этом с самим собой, не на публику – для нее, пожалуй, предназначена та самая, успешная сторона его жизни. Мы не знаем о нем, кто он, чем занимается – ничего. Это просто человек. Human beingВыставленный перед его же собственным внутренним взором на суд. Одно понятно: он своей судьбой недоволен, хоть ему и не за что на нее пожаловаться. Он как бы ведет разговор – не то монолог, не то диалог - то ли с самим собой, то ли с некоей иной, высшей по отношению к нему сущностью. Назовите ее Богом, если хотите. Имен Этому несть числа в человеческих языцех. Отрывок из этого диалога и является, собственно, стихотворением. Пожалуй, его герой находится в глубоком экзистенциальном кризисе, незаметном со стороны. Не понимая его причин, он разговаривает с собою о причинах собственного умонастороения. Пожалуй, это все же не монолог, а диалог. Кто же его собеседник… Его нет в тексте, но он подразумевается. Ведь текст стихотворения – это если не отчет, то почти самосуд. Лирический герой итожит собственную жизнь, и она кажется ему самому прожитой если не совсем зря, то уж точно неполноценно. Почему же ? Это не совсем понятно из текста. Какие претензии к самому себе выдвигает герой – это остается за рамками текста. Можно только догадываться о причинах его тоски. Вероятно, по жизни цели он ставил себе вполне реальные и достижимые, и вот теперь, по их достижении, недоволен собой и положением, в котором оказался, достигнув самим же собою поставленных целей.

Чем-то лирический герой стихотворения напоминает героя фильма «Полеты во сне и наяву», сыгранного Олегом Янковским – бунтаря без видимой причины, не находящего себе места в затхлой, тихой жизни, которой живут окружающие. И они его не понимают. Он их - тоже. Он для окружающих – то ли просто городской сумасшедший, то ли бесящийся с жиру и скуки  молодой оболтус.

Поразительным образом время возникновения стихотворения совпадает с выходом в свет знаменитой песни Rolling Stones “I can get no. (Satisfaction)”, ставшей гимном молодежи Запада мятежных шестидесятых. Видимо, тогда, в конце шестидесятых, во всем мире витал этот дух неудовлетворенности создавшимся положением вещей, который смог уловить и Тарковский, даже находясь за «железным занавесом». Идеи, как известно, не знают преград.

Пошлость. Чтобы понять разницу между искусством и пошлостью, достаточно послушать песню советского композитора-попсовика Матецкого в исполнении известной советской же певицы Софии Ротару, в которой использовано описанное выше стихотворение. Ничего более ужасного для того, чтобы унизить, опошлить и попросту уничтожить великий текст, нельзя и придумать.

От трагических раздумий лирического героя о своей судьбе здесь не осталось ничего. Бравурная танцевальная мелодийка с постоянным припевом, что, мол, этого мало, не оставляет стихотворению шансов на выживание.  Чего вам мало, вандалы и уроды, так и хочется спросить у авторов сего «произведения» ? Денег вам все мало ? Так возьмите в работу любой другой текст. Нет же, нужно поиздеваться над великим стихотворением. Так и хочется спросить, и как это только ваши липкие руки посмели коснуться святого ! Но у попсовиков из любых родов деятельности, будь то музыка, литература или кино, нет ничего святого. Их кумир – деньги, золотой телец, ему и служат со всей завзятостью. Текст ведь не может защититься. Автор давно умер – делай со словом что хочешь.И в суд подать некому, некому защитить беззащитное произведение от жадных рук пошляков-попсовиков. Вот и получилась из великого произведения искусства пошленькая веселенькая песенка, до сих пор звучащая из разных «Русских радио». Пошлость победила искусство.

Поп-искусство, являющееся подделкой под настоящее, востребовано потому, что предлагает своему потребителю упрощенный до примитивизма взгляд на мир: в нем все всегда хорошо, нет ничего плохого и неприятного. Самый большой конфликт – это если «…ты меня не любишь, тру-ля-ля, тра-ляля…» Поп-искусство – это профанация искусства настоящего. Оно убеждает своего «клиента», что все в мире хорошо, и ни о чем задумываться не стоит – надо просто жевать, подпевать и, пританцовывая,  запивать все это колой. Предназначено оно для широких масс не очень требовательной и не очень образованной аудитории – и потому востребовано. Поп-искусство не стремится поднять зрителя-слушателя на какой-то новый уровень, наоборот, оно само спускается на его уровень и как-бы говорит: “Don’t worry, be happy”. Все хорошо, чувак, а будет еще лучше. Не о чем печалиться. Оставайся, каким ты есть, ни о чем не думай и получай кайф от жизни – в этом весь ее смысл. Этакий дешевый гедонизм.

То есть, попса – это нечто прямо противоположное анализируемому стихотворению Тарковского. Если у поэта в его тексте не все хорошо, то в попсовой песенке на его текст – все прекрасно. И именно этого и мало ее автору и исполнительнице. Мало, что все и так ОК, надо, чтобы было еще лучше. То есть, фактически произошла полная подмена смысла исходного текста, его профанация.

Поп-искусство как раз и занимается профанацией как искусства настоящегоЮ так и самой реальности, жизни вообще. И оно не так безобидно, как может показаться на первый взгляд. Оно приучает своего потребителя к конформизму перед действительностью: не надо ничего менять, ни о чем задумываться, надо только уметь получать кайф от жизни.  Задумываются о жизни только придурки и высоколобые зануды-интеллектуалы, «нормальные» же люди ни о чем не думают, а просто живут, воспринимая жизнь такой, как она есть.

Не случайно путинскую политику агрессии поддержала вся российская поп-сцена. Ведь вся попса привыкла проституировать перед власть предержащими, провозглашая таким образом, что все ОК, все идет путем, все нормально, и не о чем беспокоиться. Сокуров вот задает вопросы – у Ротару, Милявской или Валерии никаких вопросов нет. И быть не может. Ведь вся попса – это махровые конформисты.

Искусство в сегодняшнем мире мало кому нужно – товар это по большей части штучный, продается оно из рук вон плохо, а вот пошлятина, попса нарасхват, ее потребляют охотно, как горячие пирожки. Она повсюду, от нее никуда не деться, не спрятаться. Лезет из телевизора, льется из радио, сочится с мониторов компьютеров… Она вездесуща и непобедима. Пришло ее время, она торжествует. Но ведь…

«… этого мало !»

Человеческая неуспокоенность и страсть к открытию нового, переменам и изменению мира вокруг, сражению с реальностью неистребима. Никакой попсой ее не взять. Потому что:

No satisfaction !

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить