Микроны от Макрона, или

Макромикрон-Микромакрон

 

Не так давно президент Франции Эмманюэль Макрон сделал несколько заявлений о роли Франции и французского языка в современном мире.

По его словам, сейчас в мире на французском разговаривают более двухсот пятидесяти миллионов человек, и он хотел бы в ближайшее время довести это количество до одного миллиарда и сделать французский ведущим в Европе…

К благоглупостям от влась имущих мир давно привык – они показывают, что сильные мира сего такие же люди, как и мы. И ничто человеческое им не чуждо. Глупость в частности.

Так и с Макроном. К эскападам Трампа все уже успели привыкнуть, теперь и президент Франции туда же. Труппа пополнилась еще одним талантливым исполнителем.

В нынешнем мире побеждающего популизма государственные деятели один за другим делают заявления, которые призваны укрепить их поддержку среди избирателей, а на деле только демонстрируют их собственную глупость.

Макрону, кажется, не известно, что весь мир пользуется компьютерами. И современный мир без компьютеров немыслим и невозможен. А языком всех без исключения компьютеров в мире является язык английский, но никак не французский !

Макрон вдохновился возвышением Франции в рамках ЕС после Брекзита и пытается оттеснить в сторону Германию, сделав Францию более привлекательной, чем та.

Да, в мире многие говорят по-французски. Но что это за народы ? Все это – население бывших французских колоний в Африке и Полинезии, да еще франкоязычная провинция Квебек в Канаде.

Как же относятся сами французы к жителям этих стран ? Оставив в стороне сравнительно небольшой Квебек, можем констатировать, что сами французы не очень-то желают видеть жителей этих стран, их бывших владений, своими согражданами, и всячески препятствуют их наплыву в бывшую метрополию. Оно и понятно – дай им волю, французы как нация перестанут существовать, растворившись в толпах переселенцев.

Да, для жителей Африки Франция продолжает оставаться привлекательной. Но разве что для них…

О какой растущей роли Франции в мире и на европейском континенте может идти речь, если она воспринимается только как страна хорошей еды, вина и моды ? И никак иначе. Ни на что большее в современном мире Франция претендовать не может. Французский язык, язык Рабле, Вольтера, Руссо и Бальзака, давно обитает на обочине мировой культуры. Во-первых, он весьма сложен для изучения, а, во-вторых, абсолютно бесполезен для бизнеса – все в мире говорят по-английски.

Компьютеры в том числе.

Никому в мире в качестве языка общения французский, кроме самих французов, не нужен.

Другая сфера, где хотел бы после «падения» Британии укрепиться Макрон – банковская. Как известно, он и сам выходец оттуда, из банковской сферы. Французы вознадеялись после Брекзита оттяпать у лондоского Сити его роль всемирного банковского центра, предлагая на это место Париж. Позабыли, однако, что и весь банковский мир говорит и работает на английском. Вот незадача !

А вот азиаты это давно поняли, в отличие от французов – и потому процветают финансовые центры Гонкога, Шанхая и Сингапура. Им наплевать на былое величие – его у них нет. Ну и что ! Зато не тянет назад в прошлое груз былых побед. Они, эти победы, для них – в будущем. Если они вообще нужны кому-то в современном мире, эти победы, или, скорее, лже-победы. И фантомные боли былой славы тоже.

Кроме прочего, в мире до сих пор присутствует стойкое неприятие французов из-за их коллаборационизма во время Второй мировой войны. В то самое время, как гитлеровские летчики бомбили Лондон, французы устраивали балы для немецких офицеров и ублажали их раненых на своих курортах. Подвиги бойцов французского Сопротивления достойны уважения, но не они определили исход Второй мировой войны.

В наши дни французский коллаборационизм проявляется в отношениях с путинской Россией. Business as usual, ничего личного. Вылижут любого, кто готов за это хорошо заплатить. А русские платят.

Вуаля !

И Франция, и Германия, несмотря на внешнее благополучие и процветание, проигрывают глобальную конкуренцию. Преде всего, конкуренцию идей. Но и в сфере технологий налицо их явный провал: ни та, ни другая не имеют даже передовых, на мировом уровне университетов для новейших технологий. Их экономики остались экономиками «угля и стали», т.е. экономиками перерабатывающей промышленности, роль которой в мире будет все больше снижаться. На первый план со все большей долей в добавленном продукте будут выходить информационно-насыщенные отрасли. А с этим что у немцев, что у французов как-то не очень… Вот вам и роль французского языка ! Что с того, что на нем будут говорить все самые отсталые страны мира ?

Франция из лидера западного мира давно превратилась в мирового аутсайдера. Она не имеет для мира никаких прорывных идей. Хорошая жизнь для граждан Франции здесь и сейчас – не та революционная идея, которая может повести за собой миллионы людей во всем мире. Эгалите, фратерните и либерте остались в далеком, славном прошлом.

Франция – страна девятнадцатого века. Там вся ее слава и гордость. Уже век двадцатый она проиграла, не родив ничего, равного по силе гигантам прошлого.

В двадцатом веке Франция не смогла даже породить достойной современной музыки, проиграв по всем фронтам англо-американскому рок-н-роллу. Парочка шансонье абсолютно не в счет. Как и двойка электронных групп, Дидье Маруани и Жана Мишеля Жарра.

В шестидесятых годах прошлого века Франция славилась своим кино. Где оно теперь ? Французское кино, былая гордость Франции, сегодня в плачевном состоянии. Смотреть современные французские фильмы – занятие не для слабонервных. Как начнут говорить – не остановишь. Выспаться успеешь до конца фильма. И все на французском… Любят французы это дело – поговорить. Но при чем тут искусство кино ? Где новые Годар и Ален Рено ? Ау-у-у... Не дает ответа, как та гоголевская тройка, все несущаяся очертя голову сквозь века в никуда.

Французская литература, слава Франции, сегодня не существует и не представляет собою ни для кого никакого интереса. Нет даже автора масштаба Франсуазы Саган.

А все потому, что материальное благополучие – не та идея, повторюсь, которая способна зажечь сердца. Идеи Великой французской революции, питавшие живительной силой всю мировую историю почти два столетия, умерли в самой их колыбели, Франции. Их заменила идея всеобщего процветания и благополучия в рамках национального государства.

Но мировое лидерство, я уверен, не измеряется размерами ВВП и доходами на душу населения. Несогласных с этим тезисом отправляю на поклон к Господину Си. Любо вам будет, когда лидерство в мире захватит коммунистический, а по-сути опять же возрождающийся имперский Китай, готовящийся стать первой экономикой мира ? Тогда готовьтесь к тому, что политику ваших стран будут определять не в ваших столицах, хоть и старых, и блестящих, и некогда великих, а в Пекине.

Макрон заговорил о «блеске французов». Тут невольно вспоминается поговорка про «местами блестящий костюм». Нынешняя Франция похожа на престарелого денди в лоснящемся, давно вышедшем из моды фраке.

В Европе вообще после Брекзита не стало явного лидера – вот Макрон и предлагает Францию на эту роль. Но готовы ли сами народы Европы к такому лидерству ? Лидерству субъекта в потертом фраке, постоянно бубнящего своим старческим языком о собственном былом величии.

В нынешнем мире всем вообще вдруг стало не хватать былого величия. Россия вспомнила о былой империи, Америка решила стать “Great again”, даже захолустная Венгрия, аграрная окраина бывшей Австро-Венгрии, заговорила о «большой Венгрии»… Вот и Макрон, следуя за мировой модой, политическим трендом, провозглашает лозунги о величии Франции, выдавая перед своим электоратом желаемое за действительное. Сытой благополучной жизни им, видишь ли, мало, величия подавай. Подайте нам сюда величия, после прекрасного ужина, господин президент !

Приходится исполнять пожелания заказчиков !

Да только все это – пустые мечты, из которых пытаются извлечь политические дивиденды. Получить процент на капитал, которого нет.

Результат будет соответствующим – никаким, или же приближающимся к нулю. Макро-надежды французов породят микро-результаты.

Гора родила мышь, а современная Франция – Макрона. Политического карлика, притворяющегося великаном.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить