Ланселот и Дракон

 

притча

 

Жил-был однажды славный и доблестный рыцарь Ланселот. Хорошо жил, в прекрасном замке, в зажиточной стране, ни в чем особо не нуждаясь. Но порой находила на него тоска от сытой жизни и тогда отправлялся он в странствия по миру в поисках, какое бы еще доброе дело сделать.

И вот однажды во время таких путешествий он набрел за морем на одну очень большую, но очень бедную страну, правил которой очень старый и очень мудрый, но очень дряхлый Дракон. Страна эта была тоже очень старая, куда старше, чем родина Ланселота. И некогда она была весьма богата и влиятельна. Жители ее утверждали, что их стране тысяча лет, и что это именно они придумали почти все в мире – от бумаги до пороха и чая. И что все это время ними правил один и тот же мудрый и некогда могучий Дракон.

Но со временем страна эта пришла в упадок, Дракон состарился, а народ ее, в основном крестьяне-земледельцы, обеднел и обнищал. Они склонны были винить в своих бедах прежде всего своего верховного правителя, Дракона, который, по их мнению, с возрастом обленился и перестал печься о них и их благосостоянии, с должным рвением, как прежде. Он больше не вел победных войн с соседями, приносивших ранее немалые прибыли в казну и дававших дармовых работников из военнопленных для самих крестьян.

Дракон, когда Ланселот явился к нему, лежал на заднем дворе своего некогда великолепного дворца среди собственных нечистот, которые некому было за ним прибрать – подданные демонстрировали свое полнейшее непочтение к собственному правителю, одно имя которого раньше вызывало у них благоговейный трепет.

Дракон был худой от голода, кожа обвисала с него складками, а ребра выпирали из-под нее как остов потерпевшего кораблекрушение судна. Из множества голов у него теперь оставалась лишь одна, другие отсохли за ненадобностью и ввиду голода. Дракон посмотрел на Ланселота грустными мудрыми старыми подслеповатыми глазами и слабым голосом спросил, что ему, иноземцу, нужно здесь, в его владениях.

Ланселот рассказал Дракону, кто он и что прибыл сюда в поисках приключений и добрых дел. И спросил Дракона, не может ли ему как-нибудь помочь, на что старый и мудрый Дракон, вздохнув, ответил, что всему в мире есть свое время – время жить, и время умирать. Вот, видимо, пришло и его время. Он и так прожил слишком долгую жизнь и на своем веку видел все, что только можно увидеть на этой земле. Все когда-нибудь заканчивается, вот, пожалуй, закончилось и его тысячелетнее царствование над этой страной и ее жителями. Пусть теперь ищут себе другого правителя, а он устал править ими. Устал от их жадности, глупости и вечного недовольства. Он, мол, давно умер бы, но чувствует ответственность за своих неразумных подданных и их будущее, так как чувствует свою таинственную сакральную связь с судьбой этого государства, вверенного ему роком. Если он умрет – погибнет и эта страна вместе со всем населением. А этого он допустить не может, ведь он посвятил этим людям всю свою долгую жизнь. Единственное, что его держит в этой жизни – чувство долга и ответственности.

Ланселоту стало жалко старого мудрого Дракона, и он принес ему еды, купив ее у крестьян и заплатил им, чтобы они прибрали в саду, где лежал их правитель. Крестьяне, хоть и нехотя, но повиновались, увидев, что у чужеземца Ланселота есть деньги.

Дракон пригласил Ланселота пожить у него во дворце и они днями вели беседы о жизни. Ланселот удивлялся мудрости старого Дракона, а тот узнавал от рыцаря о жизни в других странах, где он никогда не бывал, поскольку все годы его жизни были посвящены заботам о благосостоянии его верноподданных. Не до путешествий ему было. Если он где и бывал, так только в соседних странах, войны с которыми вел, а что творится за великим морем, ему было неведомо.

Он был весьма удивлен, услыхав от рыцаря, что в других странах уже не живут тем, что выращивают хлеб и рис, но научились производить и продавать куда более сложные товары, чем и занимаются большую часть времени. Что крестьян давно освободили, и они ушли жить в города и работают теперь на фабриках и заводах, и это дает им куда больше дохода, чем выращивание риса и пшеницы.

Дракон грустно вздыхал, признаваясь рыцарю, что он действительно очень отстал от жизни, а вместе с ним и его страна.

И в том причина ее бедности и голодной жизни крестьян. Надо бы все это изменить, но как ? Он уже стар и не имеет на это ни сил, ни воли, ни знаний. Его страной правит не он, а традиция. Сломать которую боятся как он сам, так и его подданные – они не представляют себе другой жизни, кроме той, которой живут. В нищете и под властью вечного Дракона. Они так привыкли, и ничего иного не хотят.

Ланселот же говорил Дракону, что в остальном мире давным-давно освободили крестьян от феодальной зависимости, но их государства при этом не исчезли. Просто крестьяне стали рабочими и служащими и стали жить куда лучше, чем когда были земледельцами и обрабатывали свой клочок земли. А государство избавилось от заботы за каждого гражданина – что ему есть и где жить. Крестьяне стали свободными горожанами, то есть гражданами и должны сами отвечать за свою судьбу.

И он предложил Дракону за свои деньги привезти в его страну оборудование и построить в соседнем городишке современный завод по выпуску чего-нибудь необходимого самим же этим людям, а также для продажи заграницу для притока валюты. Дракон, подумав, согласился: риска для него в этом мероприятии не было никакого.

Он пообещал, что отправит на завод жителей окрестных деревень в приказном порядке.

Сказано – сделано. Ланселот с попутным кораблем отправился к себе домой и через какое-то время привез в ту страну комплектный завод по производству чего-то очень там, и не только, нужного.

Завод построили люди, им с собою привезенные. Они же обучили аборигенов работе на ранее ими не виданном оборудовании. Красную ленточку при открытии предприятия перерезал своим мечом сам Ланселот. Дракон следил за всем издалека, из своей резиденции, чтобы не быть скомпрометированным в случае неудачи.

Но все вышло очень даже удачно. Завод заработал, за производством наблюдали привезенные Ланселотом специалисты, они же обучили отправленных к ним в подчинение крестьян необходимым навыкам.

Продукция завода пользовалась спросом как внутри страны, так и на внешних рынках. Валюта стала поступать в страну регулярно. Заниматься производством было куда выгоднее, чем пахать землю, и многие крестьяне стали проситься на завод рабочими.

Видя такое дело, Дракон попросил Ланселота привезти в его страну еще какое-нибудь производство. Посоветовавшись, что бы еще такое начать производить, они построили следующий завод, а потом еще и еще один. Через несколько лет предприятий в той стране стало столько, что уследить за всем этим хозяйством Ланселот уже не мог, и он создал ряд промышленных компаний, научив талантливых студентов из местных жителей управлять ними.

Конечно, производить и продавать не было призванием Ланселота. Его делом было сражаться и воевать за правое дело. Но ради того, чтобы помочь людям в той далекой стране, он готов был стать и промышленником, и негоциантом. И он повесил свой боевой меч на стену в своем родовом замке и занялся производством, управлением и торговлей.

Так продолжалось несколько десятков лет. Бывшие крестьяне стали, как и предполагал Ланселот, рабочими а их дети инженерами и менеджерами. Но они не стали требовать, как думал Ланселот, реформировать страну и не стали гражданами, как это произошло когда-то в его родной стране. Они продолжали поклоняться Дракону, а традиция, доставшаяся им от праотцов, была для них важнее их собственных прав. Ради нее они готовы были поступиться любыми правами. Они знали, что Дракон правил ими всегда, и не видели смысла это менять.

Дракон же год от году хорошел. Он накопил жирку и лоснился от него, лежа на подиуме в своем дворце. Все отсохшие его головы отрасли заново. Ланселоту теперь приходилось заранее записываться на прием к нему.

Он просил Дракона ослабить порядки в стране и провести, наконец, демократические реформы, на что Дракон уклончиво отвечал, что не видит в этом сейчас настойчивой необходимости. Его верноподданные всем довольны и богатеют год от года. Традиция для них важнее любых заморских новаций. Зачем что-либо менять, если все и так неплохо ?

И вот в один из дней Ланселоту было отказано в приеме и заявлено, что Дракон более не нуждается в его советах и что рыцарь может возвращаться в свою страну, он здесь более не желанный гость.

Ланселот был поражен восточным коварством, но ему не оставалось ничего другого, как покинуть страну Дракона.

Дома он снял со стены свой давно зачехленный меч и теперь готовится к великой битве с Драконом.

Как говорится, ни одно доброе дело не должно оставаться безнаказанным.

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить